Наши реквизиты

Московский Патриархат
Московская Епархия
Серпуховское Благочиние
Местная религиозная организация православный приход Казанского храма
г. Серпухова, Московской области
ИНН 5043021396
КПП 504301001
ОГРН 1035000035135
р/с 40703810170270508701

в ОАО"Промсвязьбанк"
г. Москва
ИНН 7744000912
БИК 044525555
к/с 30101810400000000555
в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России

Православные сайты

Православие.Ru

23 августа, в день завершения периода празднований иконы Богородицы «Взыскание погибших» по традиции состоялся Крестный ход с чудотворным образом из Собора Николы Белого в Ильинский храм. Утром в Кафедральном соборе Николы Белого благочинный церквей Серпуховского округа священник Игорь Чабан совершил Божественную литургию в сослужении духовенства Серпуховской епархии. В праздничном богослужении принял участие настоятель Казанского храма иерей Валерий (Гололобов). По окончании богослужения под звон колоколов и пение молитв начался крестный ход со святым образом Царицы Небесной, в сопровождении многочисленных паломников, по окончании которого у стен Ильинского храма был совершен благодарственный молебен.  
Суббота, 18 Август 2018 19:32

Вниманию прихожан!

22 августа в 17.00 состоится Всенощное бдение с чтением акафиста Божией Матери в Соборе Николы Белого. 23 августа в 7.00 состоится Литургия в Соборе Николы Белого по окончании которой пройдет КРЕСТНЫЙ ХОД в Ильинский храм.  
Для изъяснения таинства настоящего празднества и уразумения истины необходимо нам обратиться к самому началу нынешнего чтения Евангелия: «И по днех шестих поят Иисус Петра, Иакова и Иоанна, брата его, и возведе их на гору высоку едины» (Мф. 17, 1). Спрашиваем прежде всего, откуда Евангелист Матфей начинает счет шести дней, после которых наступил день Преображения Господня, то есть с какого дня? Как показывает ход речи, с того, в который Спаситель, наставляя учеников Своих, сказал им: «приити бо имать Сын Человеческий во славе Отца Своего», и прибавил: «аминь глаголю вам, суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Сына Человеческаго грядуща во Царствии Своем» (Мф. 16, 27, 28), то есть, Свет предстоявшаго Преображения Он назвал Славою Отчею и Своим Царством. Это показывает и яснее раскрывает Евангелист Лука, говоря: «бысть же по словесех сих яко дний осмь, и поем Петра, и Иоанна, и Иакова, взыде на гору помолитися. И бысть, егда моляшеся, видение лица Его ино, и одеяние Его было блистаяся» (Лк. 9, 28-29). Но как согласить их между собою, когда один определенно говорит о промежутке восьми дней между беседой и явлением, а другой (говорит): «по днех шестих»? Слушайте и разумейте.   На горе было восемь, но видимы были только шесть: трое – Петр, Иаков и Иоанн, возшедшие вместе с Иисусом, увидели там стоящих с Ним и беседующих Моисея и Илию, так что всех их было шесть; но вместе с Господом, конечно, были и Отец, и Дух Святой: Отец – гласом Своим свидетельствуя, что Сей есть Его Сын возлюбленный, а Дух Святой – воссиявши с Ним в светлом облаке. Таким образом, те шесть составляют восемь и по отношению к восьми не представляют никакого разногласия; равным образом не разногласят и Евангелисты, когда один говорит: «по днех шестих», а другой: «бысть по словесех сих яко дний осмь»; но этими двоякими словами как бы дают нам некий образ таинственно, а вместе с тем явственно присутствовавших на горе. Разумеется, всякий, согласно с Писанием рассуждающий, знает, что благовестники согласны друг с другом: Лука сказал о восьми днях, не противореча Матфею, изрекшему: «по днех шестих», – не присоединяя день, в который были произнесены те слова, а также дня, в который Господь преобразился (каковые дни Матфей представляет подразумевать разумно рассуждающим); Евангелист Лука не говорит: «по днех осьмих» (как евангелист Матфей: «по днех шестих»), а: «бысть яко дний осмь». Но тем, в чем Евангелисты кажутся разногласящими, они друг чрез друга показывают нам великое и таинственное. В самом деле, почему один сказал: «по днем шестих», а другой, оставив без внимания седьмой, припомнил о восьмом? Потому что великое зрелище Света Преображения Господня есть тайна восьмого дня, т. е., будущего века, имеющего открыться после погибели сотворенного в течение шести дней мира. О силе Божественнаго Духа, чрез которую достойным открывается Царствие Божие, Господь предрек: «суть нецыи от зде стоящих, иже не имут вкусити смерти, дондеже видят Царствие Божие пришедшее в силе» (Мк. 9, 1). Везде присутствует Царь всяческих и везде – Царствие Его, так что пришествие Царства Его не обозначает перехода его с одного места на другое, но откровение его силой Божественнаго Духа, потому и сказано: «пришедшее в силе». И эта сила явится не просто обыкновенным людям, но стоящим с Господом, то есть, утвержденным в вере в Него и подобным Петру, Иакову и Иоанну и прежде всего им самим как свободным от нашего природного уничижения. Поэтому, и ради этого именно, Бог являет Себя на горе, с одной стороны нисходя со Своей высоты, а с другой – возводя нас из глубины уничижения, так что Невместимый действительно вмещается смертной природой; и такое явление, конечно, гораздо превосходнее и выше ума как произведенное силой Божественного Духа. Итак, Свет Преображения Господня не рождается и не исчезает и не подлежит чувствовательной способности и, хотя он был созерцаем телесными очами в течение краткого времени и на незначительном верху горы, но и таинники (ученики) Господа на то время перешли от плоти к духу посредством изменения чувств, произведенного в них Духом, и таким образом увидели, чем и насколько облагодетельствовала их сила Божественного Духа – этот Неизреченный Свет. Не постигающие же этого измыслили, что избранные из апостолов видели Свет Преображения Господня чувствительной и сотворенной силой (способностью), – и чрез это покушаются низвести в тварь не только тот Свет, Славу Божию и Царство, но и Силу Божественного Духа, чрез которую достойным открываются Божественные тайны. Вероятно, таковые не слышали слов апостола Павла: «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его. Нам же Бог открыл есть Духом Своим: Дух бо вся испытует и глубины Божия» (1 Кор. 2, 9, 10). Итак, по наступлении восьмого дня, Господь, взявши Петра, Иакова и Иоанна, взошел на гору помолиться: ибо Он всегда или один молился, удаляясь от всех, даже от самих апостолов, как, например, в то время, когда насытил пятью хлебами и двумя рыбами пять тысяч человек, кроме женщин и детей (Мф. 14, 19-23), или, взявши с Собою немногих, которые превосходили прочих, как было при приближении спасительной страсти, когда, сказав прочим ученикам: «седите ту дондеже шед помолюся тамо» (Мф. 26, 36), – взял с Собою Петра, Иакова и Иоанна. Вот и теперь, взявши только этих же, Господь возвел их на высокую гору одних и преобразился пред ними, то есть, в глазах их. «Что значит – преобразился?», – вопрошает Златословесный Богослов (Златоуст) и отвечает: «открыл, то есть, им нечто из Своего Божества – столько, сколько они могли вместить, и показал в Себе обитающего Бога». Евангелист Лука говорит: «бысть, егда моляшеся, видение лица Его ино» (Лк. 9, 29); у евангелиста же Матфея читаем: «и просветися лице Его, яко солнце» (Мф. 17, 2). Но Евангелист сказал это не в том смысле, чтобы тот Свет почитать за подлежащий чувствам (да удалится от нас ослепление ума тех, которые не могут представить себе ничего выше, подлежащего чувствам!), а желая показать, что Христос Бог – для живущих и созерцающих духом есть то же, что солнце – для живущих во плоти и созерцающих чувством: ибо другого Света для ведения Божества и не нужно тем, которые обогащены Божественными дарованиями. Возсиял же оный Неисповедимый Свет и таинственно явлен апостолам и начальнейшим из пророков в то время, когда (Господь) молился; этим показано, что родительницей этого блаженнаго видения была молитва, что блистание происходило и являлось от соединения ума с Богом, и что оно подается всем тем, которые, при постоянном упражнении в подвигах добродетели и молитвы, устремляют ум свой к Богу. Истинную красоту свойственно созерцать только очищенному умом; пристально же взирающий на сияние ее принимает как бы некое участие в ней, как бы начертывает некоторый яркий луч на своем лице; потому-то и лице Моисеево просветилось от собеседования с Богом. Знаете ли, что Моисей преобразился, взойдя на гору, и там увидел Славу Божию? Но он (Моисей) не сам произвел, а только потерпел преображение; Господь же наш Иисус Христос Сам от Себя имел оный Свет. По этой причине, собственно, Он и не имел нужды в молитве для того, чтобы осиять Божественным Светом плоть Свою; но только показал, откуда оный Свет нисходит на святых Божиих, и каким образом можно созерцать его; ибо написано, что и святые «просветятся, яко солнце» (Мф. 13, 43), то есть, всецело проникнутые Божественным Светом узрят Христа, Божественно и неизреченно провозсиявшего, у Которого блистание, происходя от Божественного естества, явилось на Фаворе общим и плоти Его, по причине Ипостаснаго единения. Мы веруем, что Он явил в Преображении не другой какой-либо свет, но только тот, который сокрыт был у Него под завесой плоти; этот же Свет был Свет Божеского естества, поэтому и Несотворенный, Божественный. Так, и по учению Богословствующих отцов, Иисус Христос преобразился на горе, не восприявши что-либо и не изменившись во что-либо новое, чего до того не имел, но показав ученикам Своим только то, что у Него уже было, отверзши очи их и сделавши их из слепцов зрячими. Видишь ли, что очи, видящие по природе, слепы по отношению к тому Свету? Итак, Свет этот не есть свет чувственный, и созерцавшие его не просто видели его чувственными очами, но измененными силой Божественного Духа: они изменились и только таким образом увидели перемену, происшедшую при самом принятии нашей бренности, обоженной соединением с Словом Божиим. Отсюда и Зачавшая и Родившая чудесно узнала, что Рожденный от Нее есть воплотившийся Бог; и Симеон, лишь только принял этого Младенца на руки; и старица Анна, вышедшая к сретению – ибо Божественная сила просвечивалась, как бы сквозь стеклянную оболочку, сияя для имеющих чистые очи сердца. Да и для чего Господь пред началом Преображения избирает главнейших из лика апостольского и возводит их с Собою на гору? Конечно, для того, чтобы показать им нечто великое и таинственное. Что же особенно великого и таинственного в показании чувственного света, который обильно тогда имели уже не только избранные, но и остальные апостолы? Какая была нужда для них в изменении силой Духа очей их для созерцания того Света, если он чувственный и сотворенный? Как можно Славу и Царство Отца и Духа Святого представлять в каком-то чувственном свете? Неужели в подобной Славе и Царстве придет Христос Господь и в скончание века, когда не будет нужды ни в воздухе, ни в пространстве, ни в чем-либо подобном, но когда, по свидетельству апостола, «Бог будет всяческая во всех» (1 Кор. 15, 28), то есть, будет заменять все для всех? Если же – все, то, следовательно, и свет. Отсюда явно, что Свет Фаворский был Светом Божественным! И Евангелист Иоанн, наученный Божественным Откровением, ясно говорит, что будущий вечный и пребывающий град не будет «требуя солнца и луны, да светят в нем: Слава бо Божия просвети его, и светильник его – Агнец» (Апок. 21, 23). Не ясно ли, что он показывает здесь Того же Иисуса, Который ныне на Фаворе Божественно преобразился, и плоть Которого сияла, как светильник, являющий Славу Божества восшедшим вместе с Ним на гору? Равным образом и об обитателях того града тот же Богослов говорит: «не потребуют света от света, ни света солнечнаго, яко Господь Бог просвещает я: и нощи не будет тамо» (Апок. 22, 5). Но какой же, спрашиваем, есть другой свет, у котораго «несть пременение или преложения стень» (Иак. 1, 17)? Какой есть свет непреложный и незаходимый, если не Свет Божества? Притом, Моисей и Илия (и особенно первый, который, явно, присутствовал духом, а не плотью) посредством какого чувственного света могли быть осияны, видимы и познаны? ибо и о них написано: «явльшася во Славе, глаголаста же исход Его, его же хотяше скончати во Иерусалиме» (Лк. 9, 31). И как иначе апостолы могли узнать тех, кого никогда до того не видели, если не при таинственной силе Божественного Света, открывшего мысленные очи их? Но не станем утомлять внимания вашего дальнейшим изъяснением слов Евангелия. Будем веровать так, как научили нас те самые, которые просвещены от Самого Христа, поскольку только они одни знают это хорошо: ибо тайны Божии ведомы, по словам Пророка, одному Богу и Его присным. Мы же, разумея тайну Преображения Господня по их наставлению, будем и сами стремиться к озарению этим Светом и возгревать в себе любовь и стремление к Неувядаемой Славе и Красоте, очищая духовные очи от земных помыслов и огребаясь от тленных и скоропреходящих сладостей и красот, помрачающих одежду души и ввергающих в огнь гееннский и тьму кромешную, от которых да освободимся озарением и познанием Невещественного и Присносущного Света преобразившегося на Фаворе Спаса нашего, во Славу Его, и Превечного Отца Его, и Животворящего Духа, Которых Едино Сияние, Едино Божество, и Слава, и Царство, и Сила ныне и присно и во веки веков. Аминь.   Святитель Григорий (Палама)   19 августа 2009 г.  
1988 год стал переломным в общественном восприятии Русской Православной Церкви и её роли в истории России. Торжества, посвященные 1000-летию Крещения Руси, стали для Русской Церкви подлинным триумфом, какого верующие не могли себе и представить. Самым же запоминающимся событием 1988 года стала торжественная Божественная Литургия, совершенная Предстоятелями Поместных Православных Церквей на Соборной площади московского Свято-Данилова монастыря, за 5 лет до этого переданного Церкви. https://www.youtube.com/watch?v=BcHUB0UfEo8
Иже сотворит и научит, сей велий наречется в Царствии Небеснем. Мф 5, 19. Почему свят и наречен равноапостольным великий князь Владимир? Он обратился от языческой тьмы к свету Христову, крестился сам, крестил киевлян и послал крестить в другие города и области своего княжества. Он первый из всероссийских правителей стал христианином и положил начало христианскому устроению Русского государства. С него Русская держава начинает быть православной и христианство проникает во все области народной и государственной жизни. Действовал ли он при том только как правитель, являлись ли его действия, направленные к тому, только государственными деяниями? Нет, он сам в себе проявил истинного христианина и проповедовал Христа не столько словом, сколько личным своим примером. Воспитанный в язычестве, князь Владимир, хотя и слышал в самом раннем детстве о Христе от своей бабушки, блаженной княгини Ольги, был сначала ревностным язычником. Он усердно исполнял языческие обряды, старался угодить языческим богам, приносил им благодарения за успехи, потому что был убежден, что служит истине. Когда же произошло убийство толпой киевлян св. варяга Феодора и сына его Иоанна, на которого пал жребий быть принесенным в жертву Перуну в благодарность за одержанную победу, Владимир понял, что он ошибался. Он почувствовал разлад между законом нравственным и требованиями язычества и чуткой душой ощутил его неправоту. Искание истины и правды привело его к Православию, и, преодолев все внутренние и внешние препятствия, стоявшие на пути к нему, он принял святое крещение. Теперь, ставши христианином, он стал служить Христу еще ревностнее, чем раньше служил богам языческим. Ныне он уже всем существом приносил себя самого и все, чем обладал, в жертву Истине, ибо учение христианское открывает Божественные истины и выражает высочайший нравственный внутренний закон. Владимир стал иным после крещения. Он сохранил в себе все лучшие качества, которые имел прежде, отвергнув от себя все свои порочные наклонности и привычки. Из жестокого, не пожалевшего даже родного брата, убитого во время междоусобной войны с ним, он сделался настолько мягкосердечным, что не хотел казнить и преступников, делая то в исключительных случаях, чтобы пресечь злодеяния. Из распутного он стал целомудренным, оставил многочисленных своих прежних жен и жил в честном супружестве с сочетавшейся с ним христианским браком царевной Анной. Из хищного завоевателя он становится миролюбивым правителем. Из корыстолюбивого собирателя дани он стал равнодушным к земным сокровищам, будучи всегда готов жертвовать ими для приобретения невещественных ценностей. Для дружины он был теперь не столько грозным предводителем, карающим малейшее ослушание, сколько мудрым начальником, понимающим душу своих подчиненных и ценящим своих сподвижников. Для всего народа, ему подвластного, он стал любящим отцом, заботящимся обо всех своих многочисленных чадах, каковыми являлись для него теперь его подданные, пекущимся об удовлетворении всех их нужд и потребностей. Особое внимание его привлекали теперь те, кто был беспомощен, — сироты, вдовы, калеки. О них особенно вспоминал князь Владимир во время празднеств и рассылал им возы с пищей и другими необходимыми вещами. Самые празднества были теперь не разгулом, а взаимным радостным братским общением. Во всех областях жизни проявлял себя христианином великий князь Владимир Красное Солнышко — и в жизни своей личной, и в семейной, и в общественной, и в государственной. Познав истину, он служил ей от всего сердца, распространяя свет всюду, где мог. Он в себе самом являл олицетворение учения Христова, был во всем примером для подражания. Посему так быстро и глубоко Православие проникло во все стороны русской жизни. Князь увлекал всех своим личным подвигом. Он был победителем себя самого, через то властвовал над другими, проповедовал Христа своими деяниями, к какой бы области они ни относились. Он служил истинному Богу как отдельная личность, как глава семейства, как вождь, как судья, как правитель, как государь. Он был всегда тем же служителем Истине и Правде, стремясь, чтобы они царствовали всюду. Он глубоко осознал, что лишь елика суть истинна, елика честна, елика праведна, елика пречиста, елика прелюбезна, елика доброхвальна, аще кая добродетель и аще кая похвала (Флп 4, 8) — должно быть основой жизни как отдельного человека, так и всего народа. Посему он не отделял одно от другого и то, что проявлял в личной жизни, осуществлял в государственных делах. Тот новый дух цельности, единства во всех областях жизни и осуществления правды во всем показал в себе самом и передал русскому народу святой Владимир. Он его Просветитель и Креститель, государь и апостол, воевода и учитель, объединитель и хранитель. Ему следовали его лучшие преемники, и не случайно именно в день его памяти была одержана Невская победа благоверным великим князем Александром, в котором ярко отпечатлелся духовный облик его равноапостольного предка. Служение Богу, начатое св. Владимиром на земле, продолжается ныне у Престола Всевышнего, предстоя которому он молится за Русскую землю, им просвещенную и освященную, и сияет с высот небесным светом, озаряя русским людям путь к Истине и Правде.   Святитель Иоанн (Максимович)   27 июля 2011 г.  
В день празднования Казанской иконы Божией Матери в Казанском храме состоялось праздничное богослужение. По традиции прихожане приняли участие в водосвятном молебне, совершенном настоятелем храма иереем Валерием (Гололобовым).   После Божественной Литургии вокруг храма был совершен праздничный крестный ход с окроплением верующих святой водой. Также отец Валерий поздравил прихожан с престольным праздником и произнес проповедь.  
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!  
Казанская икона Божией Матери
Казанская икона Божией Матери
Возлюбленные братия и сестры, сегодня мы с вами торжественно молитвенно вспоминаем и прославляем явление милости Божией Матери православной державе Российской, выразившееся в чудесном избавлении нашего дорогого Отечества в 1612 году от нашествия иноплеменников.   Наши предки, русские люди, любили Богоматерь и питали особенную, глубокую веру в небесное предстательство Ее о роде христианском и всегда обращались к Ней с усердной молитвой в своих скорбях и бедствиях. Хотя целые страны считали Пресвятую Деву своей Покровительницей и чтили Ее, но в нашем Отечестве имя Матери Божией было окружено особым почитанием – неизмеримо б!ольшим, нежели где бы то ни было еще, и Богоматерь ни на какую другую землю не излила столько Своей благодати и милости, сколько на Землю Русскую. Практически во всяком русском городе непременно есть источник благодати Богоматери – Ее чудотворные иконы, в которых восхотела Она дать людям небесный залог Своей любви и послужить Утешением для страждущего человечества. Народ наш любил называть Богоматерь особыми именами, приличествующими Ее небесному покровительству и милосердию, и Матерь Божия не оставляла тщетной его веру, но подавала скорую помощь каждому просящему и Отечеству нашему в целом. Особенно памятно избавление нашей земли милостью Божией Матери от владычества поляков в 1612 году. В ту скорбную пору, когда царский род на Руси совсем было пресекся, в нашем Отечестве стали происходить беспорядки, которые и привели к полному безначалию. Этим поспешили воспользоваться поляки: они захватили в свои руки Москву и с ней – до половины царства русского. Опасаясь так навсегда и остаться под властью ига польского, русские люди встали на защиту своего Отчества, возложив при том упование на Небесную Заступницу, к Которой и обратились с горячей мольбою о помощи в борьбе против врага. Войска взяли с собой икону Божией Матери, именуемую Казанскою и, предводительствуемые Ею, приблизились к Москве. Был объявлен пост, весь народ и воины три дня постились и горячо молились пред чудотворной иконой Царицы Небесной о даровании им победы. И Пренепорочная Владычица услышала молитву их и Своим предстательством испросила у милостивого Сына и Господа Своего помощь и одоление на врагов русским людям. Явившийся ночью в сонном видении томившемуся в заточении у поляков греческому архиепископу Арсению Преподобный Сергий Радонежский сказал Владыке, что Господь по молитвам Матери Своей и святителей московских Петра, Алексия, Ионы и Филиппа на следующий же день низложит захватчиков и первопрестольный град российский возвратит в руки русских людей. Ободренные этим известием воины наши 22 октября с Казанской иконой Божией Матери без особого труда взяли Москву и освободили Отечество от иноплеменников. Таким образом, и страна, и Церковь были избавлены от иноземного порабощения. Благоговея пред Небесною Помощницей, благодарное воинство и все граждане столицы в следующий же воскресный день совершили молебное пение ко Пресвятой Богородице, спасшей русское государство. Крестным ходом, неся Казанскую икону, прошли они до самого Лобного места, причем в воротах Кремля встретил их святитель Арсений с другой святыней – сохраненным им в плену чудотворным Владимирским образом Богоматери. А чтобы память спасительного заступления Пресвятой Богородицы за Отечество наше не ослабела от времени, вскоре единодушно положено было совершать ежегодно торжественное воспоминание о чуде Ее в настоящий день, 22 октября. Как видим, дорогие братия и сестры, основной причиной спасения страны от погибели явилась твердая православная вера наших предков. Когда надежды на человеческие силы уже не было, тогда все истинные сыны Церкви и Отечества возложили на себя трехдневный пост и молились к Богоматери пред чудотворной Ее Казанской иконой. И молитва их была услышана. Кроме того, с самых древних времен народ русский отличался простой, благоговейной верой и искренней, сердечной любовью к Господу Иисусу Христу. В этой вере нашей и в любви к Сыну Приснодевы Марии и кроется причина особенной к нам Ее милости. Какая мать останется равнодушной к тому, кто будет выказывать, кто обнаружит явные знаки участия и любви к ее детям? Благоговейная вера, крепкая любовь к Сыну Божию, Господу нашему Иисусу Христу, несомненно, и на небе доставляет особенную радость Пречистой Его Матери. И отсюда происходит то, что заступление и помощь Ее изливается на всех, кто издревле свято чтит и исповедует Господа Иисуса Христа, благоговейно поклоняется Ему и с любовью повинуется устроенной Им на земле Церкви. К чему же обязывает нас воспоминание о чудесной помощи Матери Божией нашей Земле Русской? Чем ближе, чем милостивее и внимательнее к нам Матерь Божия, тем надо осторожнее относиться к своему поведению и к своей вере. Чем больше дается, тем больше будет и взыскано с нас. Кто, как не народ Божий, народ еврейский, видел над собой столь явную, столь чудесную помощь Божию? Вся его история от начала до конца проникнута, наполнена описаниями чудного, непосредственного руководства Божия. Но в то же время как много, как тяжко потерпел он, этот избранный народ Божий, за свое многократное отступление от истинного Бога, за свои частые измены вере праотцев! Почему? Потому что того требует правосудие и величие Божие: Господь не может оставить безнаказанным ни одного проступка, оскорбляющего достоинство Его святого Закона. «Уйдем отсюда»,– раздалось в самом Святилище иудейского Храма, и вскоре мерзость запустения явилась на месте святе и останется там, по слову Господню, до конца века – после того, как народ еврейский не уверовал в Единородного Сына Божия. Возблагодарим же, дорогие, Господа и Пречистую Его Матерь за столь великие благодеяния, явленные к утверждению и возвеличению Отечества нашего, приведенного к своей славе путем тяжких испытаний единственно десницею Божией. Будем дорожить, братия и сестры, святым союзом с Господом Иисусом Христом и Его Пречистой Матерью, избравшей нашу землю Своим достоянием. Господь Иисус Христос и Матерь Его ревнуют по нас любовью. Будем помнить, Кто наша Заступница, Кто наша помощь и надежда, и не порвем с Ней союза своего, но утвердим его верой, жизнью своей и упованием. Помышляя, что православные христиане составляют достояние Сына Ее и пользуются особым покровительством Ее, не будем забывать вместе с тем и того, что истинное свойство православных христиан в том, собственно, и состоит, чтобы во всем последовать Христу как единственному Законодателю и бесконечно любить Его как единственного нашего Спасителя. Надо крепко держаться того пути, которым шли наши православные предки, который указал нам Иисус Христос, который указывает и святая Церковь. Этот путь Господь начертал нам в Своем Святом Евангелии, и его мы должны свято хранить и соблюдать. Отступим мы от этого пути, от этого завета со Христом, отступит от нас и наша Заступница, Царица Небесная, потому что в союзе с врагами Сына Своего, попирающими Его учение, Его заповеди, Его Кровь заветную, быть Она не может, как и Христос, Сын Ее, не может быть в союзе с велиаром. Помолимся же сегодня Царице Небесной, чтобы Она Сама утвердила нас на спасительном пути, ибо Она всегда готова ходатайствовать о нас, только бы мы прибегали к Ее предстательству с теплой и усердной молитвой, с твердой верой и упованием. И тогда Она ни за что не отступит от нас Своим благосердием, но присно будет сохранять и спасать нас от всякого зла. Вознесем Ей горячие молитвы от всего своего сердца, с умилением воззовем к Ней: Радуйся, Заступнице усердная рода христианскаго! Аминь.   Архимандрит Кирилл (Павлов)   Православие и современность 4 ноября 2008 г.  
Cвятой апостол Петр[1], вначале носивший имя Симон, родился в Вифсаиде, на северном берегу Геннисаретского озера. Он был сыном Ионы из колена Неффалимова. Петр был женат[2] и жил в Капернауме, занимаясь скромным ремеслом рыбака вместе с братом Андреем, который был учеником святого Иоанна Крестителя (память 30 ноября).   Когда Господь начал служение среди людей, святой Иоанн Предтеча указал Андрею и Иоанну, сыну Зеведееву, на Того, Которого он назвал Агнцем Божиим. Андрей пришел к брату и сказал: «Мы нашли Мессию» (Ин. 1: 41). На следующий день он привел Симона к Иисусу, и Господь, посмотрев на него, сказал: «Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (по-греч. Петр)» (Ин. 1: 42). Изменение имени означало для него изменение жизни. С тех пор Петр пошел за Иисусом и сопровождал Его повсюду в Галилее, возвещавшего благую весть о Царстве Небесном, исцелявшего любые болезни, и при этом продолжал рыбачить. После того как Иисус проповедовал в синагоге в Капернауме, Петр пригласил Его в свой дом. Теща апостола страдала от сильного жара и была прикована к постели, но Иисус исцелил ее – она тотчас поднялась и стала служить им. Однажды Господь вошел в лодку Петра, чтобы проповедовать множеству людей, теснивших Его на берегу. Окончив проповедь, Он велел ученику отплыть подальше и забросить сети. Апостолы повиновались, хотя всю прошлую ночь трудились напрасно и рыбы не было. На этот раз их улов был так велик, что сети стали рваться. Восхищаясь этим знамением могущества Иисуса, Петр пал Ему в ноги и воскликнул: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный!» (Лк. 5: 8). Но Иисус поднял его и сказал: «Не бойся, отныне будешь ловить человеков» (Лк. 5: 10). Тогда Петр оставил лодку, сети и семью и последовал за Иисусом. Его любовь была столь пламенной, что он стал главой двенадцати апостолов, избранных Господом. Он был для них не как господин, обладающий властью принуждать, – ибо как это было бы возможно, если Господь запретил апостолам посягать на власть друг над другом (см.: Мф. 20: 27; 23: 20), – но скорее как выразитель мнения апостолов и любимый собеседник Учителя. Именно за усердие и пламенную любовь Господь сделал Петра, Иоанна и Иакова свидетелями самых поразительных проявлений Своей Божественной природы: во время воскрешения дочери Иаира, начальника синагоги (см.: Мф. 5: 37), и особенно во время Своего Преображения на горе Фавор (память 6 августа). Именно потому, что они были любимыми учениками Господа, другие апостолы называют их столпами Церкви (см.: Гал. 2: 9). После чудесного насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами Господь велел ученикам войти в лодку и плыть вперед, а Он тем временем отпустит народ. Ночью, когда ветер и волны стали бросать лодку из стороны в сторону, Иисус пришел к ним, ступая по водам. Испуганные ученики приняли Его за призрак, но Петр, побуждаемый верой, сошел с лодки и пошел по воде навстречу Христу, повинуясь Его словам. Внезапно им овладел страх, он стал тонуть и воскликнул: «Господи! спаси меня» (Мф. 14: 30). Тогда Иисус протянул ему руку, вытащил ученика и сказал: «Маловерный! зачем ты усомнился?» (Мф. 14: 31). И когда они снова оказались в лодке, ветер утих. Таков был Петр до тех пор, пока Святой Дух не запечатлел его веру совершенством обоживающей благодати: пылкий, импульсивный человек, исполненный безоглядной любви к Спасителю, которая побуждала его превосходить границы человеческой природы, но подверженный и слабостям, и несовершенствам. Позже Господь сказал ученикам, что Он есть «хлеб живый, сшедший с небес» (Ин. 6: 51), и что тот, кто не будет есть Плоть и пить Кровь Сына Человеческого, не будет иметь жизни вечной (см.: Ин. 6: 51). Для многих учеников эти слова были слишком тяжелы, и они оставили Его. Тогда Господь обратился к двенадцати и спросил, не хотят ли и они уйти. Петр тотчас ответил: «Господи, к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6: 68). В другой раз, придя в Кесарию Филиппову, Господь стал спрашивать учеников, что думают люди о Сыне Человеческом, а затем вопросил их: «А вы за кого почитаете Меня?» Петр раньше других воскликнул: «Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16: 15–16). Господь воздал хвалу этому исповеданию веры в Его Божество, говоря, что оно было дано ему Отцом, и добавил: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царствия Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Мф. 16: 18–19)[3]. Этот случай показал, что любовь Петра к Господу дает ему знание Истины. Сразу после этого Иисус начал говорить ученикам о предстоящих Ему Страстях и Воскресении. Тогда Петр вновь поддался человеческой слабости и стал упрекать Христа, говоря: «Господи! Да не будет этого с Тобою!» Он же, обратившись, сказал Петру: «Отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16: 22–23). Также во время Тайной вечери, когда Господь омыл ноги ученикам, Петр сначала стал энергично возражать. Иисус кротко сказал: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною» (Ин. 13: 8). По окончании вечери Господь возвестил самыми ясными словами о том, что Он будет предан смерти, чтобы затем воскреснуть, и предрек, что ученики оставят Его. Петр, снова побуждаемый своей горячностью, воскликнул, самоуверенно превозносясь над остальными: «Если и все соблазнятся, но не я». Иисус отвечал спокойно и грустно: «Истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде, нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мк. 14: 29–30). Петр последовал за Христом в Гефсиманский сад вместе с Иоанном и Иаковом. Те, которые удостоились стать свидетелями света Славы Господа на горе Фавор, теперь видели Его тоску, крайнее проявление Его человеческой природы. Уступая собственной человеческой слабости, апостолы заснули в то время, когда Учитель молился с кровавыми слезами. Но когда пришли слуги первосвященника и взяли Иисуса, Петр выхватил меч и отсек правое ухо Малху. Иисус одернул Петра и приказал убрать меч в ножны, напоминая, что Он должен быть предан на распятие, дабы исполнилось Писание. После этого порыва Петр, как и другие ученики, оставил Господа и шел за ним в отдалении до дома первосвященника. Он сумел проникнуть во двор, и там его узнала одна из служанок, говоря: «И ты был с Иисусом Назарянином» (Мк. 14: 67). Слова женщины испугали Петра, и тот, кто клялся, что добровольно примет смерть за Господа, отрекся от Него. Когда Петра спросили в третий раз, он клялся и божился, говоря: «Не знаю Человека сего» (Мк. 14: 71). И тотчас запел петух. Тогда Петр вспомнил слова Иисуса и горько плакал о своем отступничестве. Наутро третьего дня после Страстей святая Мария Магдалина и другие святые жены пришли ко гробу, обрели его пустым и увидели сияющего ангела, который возвестил им о Воскресении Господа. Тогда они пошли и рассказали об этом Петру и Иоанну. Два апостола побежали ко гробу. Возлюбленный ученик Христов опередил Петра, но дал ему первым войти во гроб, где они увидели только снятые пелены. Видимо, в тот же день Воскресший Господь явился Петру (см.: Лк. 24: 34; 1 Кор. 15: 5). Через некоторое время, когда апостолы вернулись к своим занятиям и целую ночь безуспешно забрасывали сети на Тивериадском озере, кто-то окликнул их с берега и велел забросить сети еще раз. Они поймали 153 крупные рыбы и с трудом смогли втащить улов в лодку. Тогда Иоанн сказал Петру: «Это Господь!» (Ин. 21: 7) Тотчас же оставив сеть, Петр схватил одежду и бросился в воду, чтобы быстрее достичь берега вплавь и пасть в ноги Иисусу. Христос разделил с ними трапезу и показал, что действительно воскрес во плоти. Затем Он трижды вопросил Петра: «Любишь ли ты Меня?» (Ин. 21: 15). Петр, исправив свое троекратное отречение троекратным исповеданием любви, Божественной силой покаяния вновь был сделан главой сонма апостолов, и Господь удостоил его стать пастырем Своей Церкви. После Вознесения Господа нашего Иисуса Христа Петр стал главой общины, состоявшей примерно из 120 человек. Они собрались в горнице и молились в ожидании сошествия Святого Духа. Петр предложил по жребию избрать апостола вместо предателя Иуды, и тогда одним из двенадцати был избран Матфий. В день Пятидесятницы Святой Дух сошел на апостолов, и они исполнились совершенного знания великого таинства спасения. С тех пор они получили дар свидетельства о Господе перед народами, распространяя весть о Божественных чудесах на разных языках. Петр, как и ранее превосходивший других в усердии, стал говорить перед собравшимися во множестве иудеями и возвестил, что Иисус, Которого они распяли, воскрес и что отныне, восседая одесную Отца, Христос Бог наш ниспосылает к ним Святого Духа. Более трех тысяч человек, объятые сокрушением, покаялись и приняли крещение в тот же день. Община стала быстро расти. Тем не менее апостолы продолжали ходить в Храм и возносить положенные по иудейскому Закону молитвы. Однажды, когда Петр и Иоанн пришли в Храм помолиться, один хромой от рождения попросил у них милостыни. Петр посмотрел на него и сказал: «Серебра и золота нету меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян. 3: 6). Исцеленный нищий поднялся. Тогда собралась большая толпа, и Петр снова возвестил народу в еще более ясных словах, что это чудо совершилось силой Иисуса Христа – Спасителя, предвозвещенного пророками, и что Он воскрес из мертвых ради спасения людей, прежде всего их, иудеев. Многие из слышавших Петра уверовали, и община возросла уже до пяти тысяч. Но стражи Храма схватили апостолов и заключили в темницу. На следующий день они предстали перед первосвященником и синедрионом. Петр, исполнившись Духа Святого, сказал, что совершенное им было сотворено именем Иисуса Христа, Которого они распяли и Который воскрес, и что нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись. Видя веру апостолов, судьи отпустили их, запретив проповедовать имя Иисусово. Но Петр отвечал: «Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» (Деян. 4: 20) – и продолжал с дерзновением проповедовать благую весть, заботиться о христианах и трудиться над созиданием общины. Некий Анания и его жена Сапфира принесли апостолам деньги от продажи поля, но часть утаили и солгали. Петр сурово обличил их, после чего Анания умер, а чуть позже умерла и его жена. Апостолы продолжали проповедовать в Храме и творить множество знамений и чудес. Поэтому их снова заключили в темницу, но ночью явился ангел и вывел их оттуда. Стражники вновь нашли апостолов в Храме и привели к первосвященнику. Тот напомнил им о запрете. Петр ответил: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5: 29). Он сказал, что они были свидетелями того, как Иисус Христос воскрес, чтобы даровать покаяние и отпущение грехов. Апостолов били, а затем отпустили, и они, несмотря ни на что, продолжали каждый день проповедовать. После этого Петр пошел в Самарию, чтобы там укреплять новокрещеных. Некий волхв по имени Симон пришел к нему и хотел за деньги получить от него власть Святого Духа. Но Петр сказал ему: «Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги» (Деян. 8: 20). Затем апостол пошел в Лидду и исцелил расслабленного по имени Эней, а в Иоппии воскресил Тавифу. Когда он гостил там несколько дней в доме Симона-кожевника, ему трижды было видение. В нем Господь повелевал употреблять в пищу всяких животных, не делая предписанного Законом различия между чистыми и нечистыми. Вскоре явились вестники из Кесарии и сказали, что ангел велел римскому сотнику Корнилию отправить их за Петром. Придя в Кесарию, Петр стал говорить об Иисусе в доме Корнилия, и Святой Дух сошел на слушавших его язычников так же, как в день Пятидесятницы. К изумлению верующих из обрезанных, Петр повелел крестить язычников, говоря: «Кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святого Духа?» (Деян. 10: 47). По возвращении в Иерусалим верующие из иудеев стали упрекать его, и Петр должен был рассказать о своем видении, чтобы убедить в том, что и людей из язычников должно принимать в Церковь.  
Апостол Петр перед Иродом
Апостол Петр перед Иродом
Когда царь Ирод Агриппа убил святого Иакова, брата Иоанна (см.: Деян. 12: 1–3), он приказал также взять и Петра. Его посадили в темницу и заковали в цепи. Петр должен был предстать перед судом, но накануне ночью, когда он спал, явился ангел Господень и наполнил темницу сиянием. Он прикоснулся к Петру – и цепи упали с его рук (память об этом 16 января). Следуя велению ангела, Петр оделся, вышел из дверей, которые открылись сами собой, и пришел в дом матери Марка, где собрались верующие и молились.   Затем он направился в Кесарию и продолжал проповедь в Иудее и в самых отдаленных странах. В Первом послании апостол Петр обращается к христианам Понта, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, поэтому можно предполагать, что он проповедовал в этих областях. Согласно другой версии[4], из Кесарии он отправился в Сидон, Берит и другие города Финикии, затем пробыл некоторое время на острове Антарадос и проповедовал во многих городах, дойдя до Лаодикии.  
Апостол Петр в темнице
Апостол Петр в темнице
В Антиохии Сирийской Петр столкнулся с Симоном Волхвом, который многих людей вводил в заблуждение сатанинскими уловками. Святых Маркиана и Панкратия (память 9 июля) апостол отправил проповедовать на Сицилию. Сам он после этого был в Тиане Каппадокийской и в Анкире Галатийской, где воскресил мертвого. Затем он направился в Понт и в Синопе простился со своим братом Андреем. После этого Петр проповедовал в Амасии, в пафлагонском городе Гангры, в Клавдиополе в провинции Гонориада. Затем апостол прибыл в Вифинию и сеял слово истины в Никомидии и Никее.   Известно, что после этого он вернулся в Иерусалим и находился там в то время, когда святые Павел и Варнава пришли туда после многолетней проповеди среди язычников. Верующие из фарисеев требовали, чтобы язычники, принявшие Христа, делали обрезание – так начался длительный спор. Тогда Петр взял слово и высказал мнение, что незачем заставлять этих христиан нести бремя Закона, ибо все – и иудеи, и язычники – спасаются благодатью Господа Иисуса. Наконец после речи апостола Иакова, председательствовавшего на этом собрании, было решено не навязывать обращенным язычникам требования Ветхого Завета, потерявшие силу. Им было только предписано воздерживаться от идоложертвенной пищи, блуда и удавленины. Затем святой Петр отправился в Антиохию, где свободно общался с обращенными из язычников, но когда прибывали братья из Иерусалима, он воздерживался от посещения христиан такого происхождения. Тогда святой Павел перед всеми упрекнул его в этом и призвал жить в соответствии с евангельским учением и с постановлениями, принятыми на Соборе в Иерусалиме (см.: Гал. 2: 14). После этого святой Петр продолжил апостольские труды и поставил епископов: святого Евода в Антиохии (память 7 сентября), затем Прохора в Никомидии и Корнилия Сотника в Гелиополе[5] (память 13 сентября). По преданию, там апостолу было видение, в котором Господь повелел ему отправиться на Запад. Проходя через Тарс, Петр сделал епископом этого города Оркана; в Ефесе он поставил Фригела, который затем отделился от Церкви и последовал за Симоном Волхвом; в Смирне – Апеллия (память 10 сентября), брата святого Поликарпа; в македонском городе Филиппы – Олимпа (память 10 ноября); в Фессалонике – Иасона[6]; в Коринфе – Силу (память 30 июля) и в Патрах – Иродиона (память 8 апреля). Приплыв на Сицилию, святой Петр был принят с большими почестями своим учеником святым Панкратием. После этого он наконец добрался до Рима и стал ежедневно наставлять народ в истинной вере в Святую Троицу. В это же время в Рим привезли Симона Волхва, чтобы предать казни. Однако волшебник, завидовавший растущей славе апостола, сумел покорить императора Клавдия своими чудесами. Симон собрал большую толпу народа и будто бы воскресил мертвого с помощью одной из своих уловок. Он также принимал разные обличья, чем вызвал восхищенное изумление у зрителей. Но когда два беса подняли волхва в воздух, святой Петр помолился, и Симон низвергся на землю и погиб ужасной смертью. Видя силу, дарованную апостолам от Господа, народ возликовал и стал с усердием внимать проповеди святого Петра. Апостол поставил Лина[7] епископом Рима и отправился в Террачину. В Испании он сделал епископом Епенета (память 30 июля), в Карфагене – Крескентия (память 30 июля), в Египте – Руфа в Фиваиде и Марка в Александрии (память 25 апреля). После этого апостол Петр был в Иерусалиме и присутствовал при Успении Богородицы. Затем, вернувшись в Рим, он укреплял верующих этого города. По некоторым сведениям, Петр завершил апостольские труды в Милане или даже добрался до Британии[8].  
Распятие апостола Петра
Распятие апостола Петра
Получив от ангела откровение о том, что ему предстоит умереть в Риме, святой Петр подчинился воле Промысла и возвратился в столицу. Здесь он назначил святого Климента (память 24 ноября) преемником скончавшегося Лина. По преданию, император Нерон приказал арестовать святого Петра за то, что тот обратил в христианство его обеих жен. Двух учеников апостола освободили, а сам он был распят на кресте, по его собственной просьбе – вниз головой. Ибо, сказал он, Господь был распят стоя, словно для того, чтобы смотреть на землю и на грешников, которых Он спасает, а ученику подобает смотреть на Небо – туда, куда он стремится.   Что же сказать о святом Павле – первом после Единого? Даже корифея красноречия, святого Иоанна Златоуста, охватывало упоение, когда он произносил имя святого Павла, и он прерывал свою речь, чтобы воздать хвалы апостолу. Тот, кто считал себя последним из апостолов и недостойным даже этого названия, стал «избранным сосудом» (Деян. 9: 15) благодати, как никто другой, – и по изобилию откровений и духовных даров, и в особенности по трудам и скорбям, понесенным во имя Христово. Поистине святой Павел мог называться апостолом в полном смысле слова. Святой Павел был евреем из колена Вениаминова. Он родился в киликийском городе Тарсе около 10 года по Рождеству Христову в одной из общин еврейской диаспоры, слепо преданной заветам отцов. Мальчик был назван Савлом и, благодаря происхождению своего отца, пользовался привилегированным положением римского гражданина. Он вырос в этом космополитичном городе в тесном соприкосновении с греческой культурой. Но его пламенная преданность Закону побудила родителей отправить сына в Иерусалим, где он примкнул к фарисеям и стал учеником знаменитого раввина Гамалиила Старшего. Савл разделял ненависть своих отцов к христианам, которых считал опасными преступниками, грешащими против Закона. В его присутствии святой Стефан был забит камнями, и Савл одобрил это. Горя яростью, «дыша угрозами и убийством на учеников Господа» (Деян. 9: 1), Савл входил в дома, вытаскивал оттуда мужчин и женщин и бросал в тюрьму. Он получил от первосвященника рекомендательные письма и отправился в синагогу в Дамаск, чтобы всех последователей Христа, которых найдет там, вязать и приводить в Иерусалим. На пути в Дамаск Савл был внезапно поражен ослепительным светом с неба. «Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! Что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь… И Господь сказал ему: встань и иди в город» (Деян. 9: 4–6). Савл поднялся с земли, но ничего не видел, словно его глаза сожгло это чрезмерно сильное сияние, которое видел только он. Один из спутников привел его в Дамаск за руку. Там он пробыл три дня без еды и питья, пока один ученик, по имени Анания (память 1 октября), извещенный ангелом, не пришел к нему и не возложил на него руки во имя Иисусово, чтобы вернуть зрение и крестить. Так святой Павел сразу же стал другим человеком, исполненным Духа Святого. Он стал возвещать в синагогах об Иисусе, Сыне Божием, к великому изумлению иудеев, которые слышали о нем как о яростном враге христиан. В конце концов они условились убить его, но святой Павел был вовремя предупрежден и бежал из города, спустившись по стене в корзине. Затем он отправился в Аравию, к востоку от Иордана (см.: Гал. 1: 17), и провел там два года в отшельничестве, посте и молитве, приготовляясь к апостольским трудам. С этого времени вся его жизнь была целиком посвящена служению Господу, Который достиг его (см.: Флп. 3: 12). Святой Павел решительно шел вперед, всем своим существом устремляясь «к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3: 14), уготованной Господом Его верным служителям. Апостол мог говорить: «Я умер для Закона, чтобы жить для Бога», и возвещать: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2: 19, 20). Действительно, Господь многократно являлся ему в видениях и откровениях. Однажды[9] он даже был восхищен до третьего неба и там слышал неизреченные слова, которые прежде него не слышал никто из людей (см.: 2. Кор. 12: 1–4). Тем не менее святой Павел нисколько не возгордился тем отличием, о котором свидетельствовали эти откровения. Он тем больше подвизался в евангельском служении с пылом, который заставлял его пренебрежительно относиться ко всякой опасности: семь раз он был заключен в тюрьму[10], пять раз его бичевали иудеи, три раза били палками, один раз побили камнями, трижды он терпел кораблекрушение (см.: 2 Кор. 11: 25). «Много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и в жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах» (2 Кор. 11: 26–28). Однако все эти скорби служили только к славе святого Павла, и он радовался обидам и преследованиям, которые ему приходилось претерпевать за Христа, ибо Господь Сам возвестил ему в видении: «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12: 9). Апостол подтверждал свою проповедь знамениями, чудесами и силой Святого Духа от Иерусалима до Иллирика и пределов Запада. Он приходил в немощи и в страхе и в великом трепете, и проповедь его была не в человеческой мудрости. Он был «незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2: 2). Для всех он «сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 22), порождая учеников во Христе, за которых постоянно добровольно страдал, доколе в них не изобразится Христос благодатью рождения в Духе (ср.: Гал. 4: 19). После пребывания в Аравии святой Павел провел некоторое время в Дамаске, а затем снова бежал и явился в Иерусалим. Последователи Христа боялись его и не верили, что он действительно стал учеником. Тогда святой Варнава привел его к апостолам Петру и Иакову и свидетельствовал об истинности его видения. С этих пор святой Павел везде ходил вместе с ними, смело проповедуя во имя Господне. Но всего через две недели (см.: Гал. 1: 18) грекоязычные евреи[11] составили заговор, чтобы убить его. Тогда апостолы отправили Павла в Киликию, откуда он отплыл в Тарс – свой родной город. Через некоторое время до Иерусалима дошла весть о том, что в Антиохии язычники обратились в веру, и туда был отправлен Варнава. Тот удостоверился, что действительно Господь излил на них благодать, и пошел за Павлом в Тарс. В течение года они жили в Антиохии и наставляли множество людей. Здесь впервые учеников Христа стали называть христианами. Некий пророк предрек великий голод в империи, от которого должна была особенно пострадать Палестина (49–50). Тогда антиохийские христиане собрали пожертвования и поручили Варнаве и Павлу передать их в помощь братьям в Иерусалиме. Когда апостолы вернулись в Антиохию, во время общей молитвы Святой Дух повелел: «Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их» (Деян. 13: 2). После поста и молитвы братья возложили на них руки и отпустили. Варнава и Павел пришли в Селевкию, а оттуда отплыли на Кипр. В Саламине они тотчас же принялись возвещать Слово Божие в синагогах и прошли через весь остров до Пафа. Здесь римский проконсул Сергий Павел обратился в веру вопреки противодействию волхва Елимы, которого святой Павел поразил слепотой. Из Пафа апостолы направились в Пергу Памфилийскую, а оттуда – в Антиохию Писидийскую, где святой Павел проповедовал покаяние в синагоге и обратил многих иудеев и прозелитов – язычников, принявших иудаизм. В следующую субботу почти весь город собрался послушать слово Божие. Поскольку иудеи сопротивлялись апостолу и прерывали его злословиями, он сказал: раз вы «сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам» (Деян. 13: 46). Присутствовавшие при этом язычники радовались, внимали проповеди и обращались в веру. Но иудеи привлекли на свою сторону знатных людей города и добились, чтобы Павел и Варнава были изгнаны. Тогда апостолы отправились в Иконию. Там они тоже начали проповедь в синагоге, и множество иудеев и язычников обратилось в веру. Апостолы задержались в городе, где Господь засвидетельствовал об истинности их учения знамениями и чудесами. Но и здесь их успех вызвал противодействие тех иудеев, которые не приняли веры, и апостолам пришлось искать убежища в Ликаонии. В Листрах святой Павел исцелил человека, который не мог ходить с рождения. Народ принял апостолов за богов и хотел принести им жертвы. В это время пришли иудеи из Иконии и Антиохии, им удалось обратить воодушевление жителей Листры в ненависть. Павла побили камнями и, почитая его умершим, вынесли за город. Но он встал и пошел в Дервию и там приобрел много учеников. Затем он вернулся в Листры, Иконию и Антиохию и утверждал души верующих, говоря, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14: 22). В каждой основанной им Церкви святой Павел назначал пресвитеров управлять общиной, улаживать споры и следовать учению. Поручив их всех Божественному покровительству, апостолы пустились в обратный путь в Антиохию Сирийскую. По приходе туда они собрали местную общину и рассказали обо всем, что Господь совершил через них и как Он отверз двери веры язычникам. Тогда братья, пришедшие из Иудеи, стали требовать, чтобы обращенные из язычников принимали обрезание. Из этого возник горячий спор. Чтобы разрешить его, Павел с Варнавой были отправлены к другим апостолам в Иерусалим. Там они рассказали все, что Господь совершил среди язычников. Было решено не заставлять язычников нести ненужное более иго Закона. Столпы Церкви – Петр, Иаков и Иоанн – подали руку общения Павлу и Варнаве и условились, что те пойдут проповедовать среди язычников, а сами они – среди обрезанных (см.: Гал. 2). По возвращении в Антиохию святой Павел довольно долго оставался там и проповедовал благую весть. В это время он укорял святого Петра за то, что тот, боясь вызвать порицание у верующих из иудеев, перестал посещать братьев языческого происхождения. Через некоторое время Павел решил предпринять второе большое путешествие, чтобы посетить и воодушевить христиан в тех городах, где он уже проповедовал ранее (между 49 и 53 гг.). Но между святыми Павлом и Варнавой возникли разногласия из-за Марка, оставившего их в Памфилии. Тогда апостолы разделились: Варнава и Марк отплыли на Кипр, а Павел, взяв с собой Силу (память 30 июля), пешком отправился на север. Они прошли Сирию и Киликию, укрепляя здесь учеников, затем посетили Дервию, Листру и Иконию. В Листрах к ним присоединился Тимофей (память 22 января). В Асии и Вифинии их труды встретили препятствия. Тогда они пришли в Троаду, где Павел в видении получил повеление проповедовать Евангелие в Македонии. Через Самофракию и Неаполь (ныне Кавала) апостолы пришли в Филиппы и в субботний день обратились с речью к женщинам, собравшимся вне города для молитвы. Господь открыл сердце Лидии (память 20 мая), которая крестилась вместе со всем своим домом и приняла у себя апостолов. Когда Павел изгнал беса из одной рабыни, изрекавшей предсказания, ее хозяева, лишившись надежды на доход, донесли на Павла и Силу городским властям. Их обвинили в том, что они сеют в Филиппах беспокойство, избили и бросили в темницу с колодками на ногах. Около полуночи апостолы воспевали хвалы Господу. Вдруг сильное землетрясение поколебало основание темницы, оковы упали с узников и двери отворились сами собой. Видя это чудо, тюремщик тотчас попросил апостолов крестить его вместе со всей его семьей. Наутро ликторы пришли освободить их. Узнав, что Павел и Сила – римские граждане, они испугались и прилюдно принесли им извинения. Затем апостолы пошли в Фессалонику. Как обычно, Павел сначала явился в синагогу, чтобы там проповедовать Христа, воскресшего из мертвых, иудеям. Некоторые из них уверовали, а также уверовали многие язычники и некоторые знатные женщины. Но иудеи и здесь стали чинить препятствия и донесли властям, обвиняя апостолов в том, что они нарушают императорские указы и называют царем Иисуса. Тогда святые Павел и Сила тайно ушли из города ночью и направились в Верию, где евреи с готовностью приняли их проповедь и многие обратились. Но затем явились противники из Фессалоники, и Павел вынужден был отправиться в Афины, оставив здесь Силу и Тимофея укреплять созданное. Достигнув древней греческой столицы, апостол был возмущен, увидев великое множество идолов. Он произносил речи перед иудеями в синагоге и каждый день на агоре, обращаясь к прохожим, философам и любопытным, ищущим всего нового. Однажды, встав среди Ареопага, апостол обратился к ним с речью, говоря, что обходил город и видел алтарь с надписью «Неведомому Богу». Он возвестил громким голосом: «Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам» (Деян. 17: 23). Святой Павел продолжил свою речь и говорил о Боге – Творце неба и земли, искусно используя все близкие к истине мысли языческих философов, предчувствовавших божественное призвание человека. Но когда он заговорил о человеке, воскресшем из мертвых, слушатели стали насмехаться над ним, кроме Дионисия Ареопагита (память 3 октября), женщины по имени Дамарь (память 2 октября) и некоторых других, обратившихся в веру. После этого святой Павел оставил Афины и пошел в Коринф, где жил в доме Прискиллы и Акилы (память 14 июля), которые, как и он, занимались ремеслом изготовления палаток. Всю неделю он в поте лица добывал хлеб насущный, не пользуясь возможностью жить проповедью Евангелия, чтобы не быть ни на чьем иждивении и не давать противникам поводов для обвинений (см.: 1 Кор. 9: 12), а в субботние дни говорил в синагоге. Снова встретив сопротивление иудеев, святой Павел обратился к язычникам, и многие коринфяне приняли крещение. За редким исключением, святой Павел не крестил новообращенных сам, ибо его делом было закладывать основания проповедью благой вести (см.: 1 Кор. 3: 11). Он оставлял ученикам строить храм Божий в душах верующих и создавать церковные общины. Впоследствии он написал к коринфским христианам два послания, дошедшие до нас, а возможно, и несколько других. Он укорял их за сеявший раздоры дух соперничества, осуждал обычаи, не соответствовавшие евангельскому образу жизни, и говорил, что все «должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор. 14: 40). Для их общего утверждения в едином Теле он учил их стремиться к духовным дарам, высший из которых – любовь. Желая продолжать проповедь, святой Павел пробыл в этом городе полтора года. Отсюда он написал Первое послание, адресованное солунянам, которые спрашивали его о том, что будет с умершими во время славного Второго пришествия Христа. Иудеи не прекращали интриги и предали апостола на суд проконсулу Ахайи Галлиону, но тот отказался разбираться в споре, касавшемся иудейского Закона, и отослал святого Павла. Апостол простился с коринфскими братьями и отплыл в Антиохию. По пути он остановился в Ефесе и сказал краткую проповедь в синагоге. Он пообещал тем, кто слушал его с интересом, скоро вернуться, и покинул город. Проведя некоторое время в Антиохии, святой Павел отправился в третье путешествие (53–58). Он прошел Галатию и Фригию, укрепляя веру учеников. Затем апостол вернулся в Ефес, чтобы довершить начатое. Здесь он нашел около дюжины христиан, обращенных Аполлосом, но получивших только Иоанново крещение. Тогда святой Павел крестил их и возложил на них руки – и они стали пророчествовать, исполнившись Святого Духа. В течение трех лет святой Павел говорил в Ефесе о Царствии Божием. Поскольку в синагоге апостол вновь столкнулся с сопротивлением иудеев, он стал наставлять учеников в нанятом доме. Так благая весть распространилась по всей Асии. Кроме того, будучи далеко, апостол укреплял христиан из Коринфа и Галатии посредством своих посланий[12]. Господь совершил через святого Павла множество чудес, так что было достаточно возложить на больных платок или ткань, прикасавшуюся к телу апостола, чтобы они исцелились. Такой успех вызвал беспокойство серебряных дел мастеров, зарабатывавших изготовлением даров для поклонения богине Артемиде. Они подняли мятеж и создали большое возмущение в городе, так что толпа повлекла спутников святого Павла в театр. Из страха перед римскими властями жители прекратили волнения. Тогда святой Павел решил отправиться в Македонию. Он переходил из города в город, везде наставляя верующих, и так пришел в Коринф, где провел зиму (57–58). Здесь он исправил те заблуждения коринфян, на которые уже указывал им в послании, и там же написал большое Послание к римлянам, в котором обстоятельно излагал учение о спасении как даре, ниспосылаемом Божественной благодатью посредством веры в Иисуса Христа. В день Пятидесятницы святой Павел решил идти в Иерусалим, чтобы собственноручно передать иерусалимским христианам собранные для них деньги. Иудеи снова составили заговор против него, и он хотел отплыть в Сирию. Но Дух велел ему вернуться через Македонию. Апостол прибыл в Троаду и там после Евхаристии всю ночь наставлял братьев. В это время один юноша, по имени Евтих, заснул, сидя на окне, и упал с третьего этажа. Его подняли мертвым, но святой Павел воскресил его. Затем апостол пешком пошел в Асс и в Миры, откуда поплыл в Милет. Здесь к нему пришли пресвитеры ефесской общины. Он рассказал им, что Святой Дух предвозвестил ему о том, что в Иерусалиме его ждут узы и скорби, и добавил: «Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершать поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20: 24). Затем он напомнил им о трудах, понесенных им ради создания их Церкви, и просил жертвовать собой для укрепления верующих. Они вместе совершили коленопреклоненную молитву, и ефесцы с рыданиями бросились на шею Павлу, прощаясь с ним. Апостол посетил Кос, Родос и Патары, затем задержался в Тире, чтобы и здесь наставлять верующих, и пошел пешком через Птолемаиду в Кесарию Палестинскую, где был принят в доме святого Филиппа диакона (память 11 октября). Невзирая на предупреждения пророка Агава, он добровольно пошел дальше к Иерусалиму, сказав спутникам, что готов не только быть узником, но и умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса. В Святом Городе братья с радостью встретили святого Павла. Пресвитеры собрались в доме апостола Иакова. Святой Павел подробно рассказал им обо всем, что сотворил у язычников, и передал деньги, собранные новыми общинами в помощь иерусалимским беднякам. Святого Павла предостерегли, что иудеи не преминут обвинить его в несоблюдении Закона. Тогда он присоединился к нескольким людям, которые собирались принести в Храм жертву по обету. Когда оканчивались семь дней очищения, асийские иудеи, увидев святого Павла в Храме, стали возмущать толпу и схватили его, обвиняя в том, что он повсюду учит народ против Храма и предписаний иудейского Закона. Апостола вывели из Храма и хотели убить, но тут вмешались воины, взяли его и донесли до лестницы, ведущей к крепости Антония. Святой Павел обратился к народу по-арамейски, добился тишины и рассказал о своем обращении. Но едва он упомянул о том, что был послан к язычникам, толпа стала кричать: «Истреби от земли такого! Ибо ему не должно жить» (Деян. 22: 22). Тысяченачальник приказал подвергнуть его бичеванию, но когда апостол сказал, что он – римский гражданин, его не стали пытать. На следующий день его привели к синедриону, и святой Павел сказал, что был заключен в тюрьму за веру в воскресение. Эти слова вызвали распрю между саддукеями и фарисеями, которые не были согласны между собой именно по этому вопросу. Тогда апостола отвели обратно в крепость. На следующую ночь ему явился Господь и сказал: «Дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме» (Деян. 23: 11). Тысяченачальник же, узнав, что иудеи согласились убить Павла, перевел его под конвоем в Кесарию, бывшую резиденцией прокуратора Феликса. Вскоре туда пришел первосвященник и несколько старейшин свидетельствовать против Павла, но апостол показал, что не сделал ничего предосудительного ни в отношении римских законов, ни в отношении Закона иудейского. Феликс отложил разбирательство до прихода тысяченачальника Лисия, а сам тем временем пришел вместе с женой слушать слова узника о Господе Иисусе. Но когда апостол заговорил о воздержании и о будущем суде, Феликс испугался и отослал его. Святой Павел провел в кесарийской тюрьме два года, пока преемник Феликса, Порций Фест, не отослал его на суд в Иерусалим (60). Тогда Павел, как римский гражданин, потребовал кесарева суда. Он предстал перед царем Агриппой, прибывшим из Кесарии приветствовать Феста. Агриппа выслушал его оправдание и сказал, что можно было бы освободить этого человека, если бы он не требовал суда у кесаря. Тогда святого Павла и его спутников вместе с конвоем посадили на корабль, и они поплыли сначала в Миры Ликийские, где пересели на корабль, отправлявшийся в Италию. С большим трудом они добрались до южной оконечности Крита, но не хотели зимовать там и, невзирая на предостережения святого, снова отправились в путь. Вскоре корабль попал в сильную бурю. Спутники Павла потеряли всякую надежду на спасение. Но апостол рассказал им о явлении ангела, возвестившего, что Господь дарует жизнь ему и всем плывущим с ним, ибо он должен прибыть в Рим. Через четырнадцать дней корабль сел на мель у Мальты, где потерпевшие крушение могли перезимовать. Через три месяца они продолжили плавание и, пройдя через Сиракузы и Регий, пристали в порту Путеолы (Пуццуоли), а оттуда пешком пришли в Рим по Аппиевой дороге. Братья, извещенные о прибытии святого Павла, вышли навстречу знаменитому узнику. В столице апостолу было позволено жить на льготном положении, в отдельном помещении, где он мог свободно принимать посетителей.  
Мученическая смерть апостола Павла
Мученическая смерть апостола Павла
Во время двухлетнего пребывания в Риме (61–63) он написал Послания к колоссянам, филиппийцам и ефесянам. В них апостол говорит о всей глубине таинства Христа, бывшего от века сокровенным в Господе и явившегося по исполнении времен. Тот, в Котором полнота Божества обитает телесно, явился для того, чтобы в Нем вся тварь на земле и на Небесах примирилась посредством Креста и чтобы люди через Него стали сынами Божиими по действию благодати Святого Духа (см.: Еф. 1: 4–12). Святой Павел неустанно увещевал Церкви совершать все в порядке и в любви. Он призывал учеников «облечься в нового человека» (Еф. 4: 24), чтобы, возрастая в евангельской любви и истине к Тому, Кто есть Глава Церкви, они исполнили полноту Тела Христова.   Императорский суд над святым Павлом постановил освободить его за отсутствием вины. Апостол был освобожден и, вероятно, отправился в Испанию, как давно того хотел (см.: Рим. 15: 24)[13]. Возможно, после этого он совершил еще одно путешествие на Восток, посетив Крит, Малую Азию, Троаду и Македонию, о чем свидетельствуют Послания к Тимофею и к Титу. Затем апостол снова был арестован (67) при неизвестных обстоятельствах и препровожден в Рим. Вместе с ним был только святой Лука. Теперь святого Павла содержали в гораздо более тяжелых условиях, чем в первый раз. Из своей мрачной, холодной и сырой темницы он писал: «Время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь…» (2 Тим. 4: 6–8). После того как святой Павел был, как римский гражданин, подвергнут суду, его приговорили к смерти. Неподалеку от города, на Остийской дороге, святому апостолу Павлу отрубили голову. По преданию, она, упав, трижды ударилась о землю, и из этих мест забили три источника.    
Покайтеся, приближибося Царствие Небесное
Мф. 3, 2   Рождество Иоанна Предтечи Рождество Иоанна Предтечи Так взывал к народу, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, святой Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн, память которого Святая Церковь праз­днует сегодня.   Несколько раз в годовом круге Церковь Святая совер­шает память этого великого Угодника Божия. Чествова­нию его посвящается и вторник каждой недели. Сегодня мы собрались в этот святой храм, чтобы вместе с Церковью прославить Рождество Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. «Прежде неплоды днесь Христова Пред­течу раждает, и Той есть исполнение всякаго пророчества: Егоже бо пророцы проповедаша, на Сего во Иордане руку положив, явися Божия Слова пророк, проповедник, вкупе и Предтеча» (Кондак Рождества святого Иоанна Крести­теля). Явление на свет праведника всегда есть великая милость Божия к людям, ибо праведниками стоит и держится весь мир, А святой Креститель Господень Иоанн является одним из величайших праведников, более которого, по свидетельству Самого Господа нашего Иисуса Христа, никто «не воста в рожденных женами» (Мф. 11, 11). И вот сегодня, в день памяти святого Предтечи Господ­ня мы усугубим внимание на житии этого великого Угод­ника Божия и увидим, какая поистине величайшая ми­лость Божия ниспосылается людям в лице праведников. Из Святого Евангелия мы узнаем, что уже самое Рожде­ние Предтечи Господня было не обыкновенным и сопро­вождалось чудесами. Святой Пророк рождается по пред­сказанию Архангела Гавриила от престарелых родителей: Захарии и Елисаветы. Рождается Предтеча, и священник Захария освобождается от немоты, которой был наказан за неверие. Рождается Предтеча, и радуется Елисавета, с которой снимается поношение за неплодство. Но недолго святой младенец Иоанн утешался лаской престарелых родителей, Отец его — праведный Захария — был убит в храме, а мать — праведная Елисавета, — скрывшись в горах, чтобы спасти младенца от Иродовых убийц, также скоро скончалась. Как проходили детские годы святого Иоанна Крестите­ля — нам неизвестно, так как в Священном Писании на это нет указаний. «Не спрашивай меня, — говорит святи­тель Иоанн Златоуст, — как Иоанн во время зимы и во время зноя солнечного жил в пустыне, особенно в незре­лом возрасте». И отвечает: Иоанн в пустыне обитал, как на небе. Укрепляемое Божественной помощью, дитя возраста­ло и укреплялось духом, готовясь к величайшему служе­нию — уготовить народ к принятию Мессии — Спасителя мира. Тридцать лет он обитал в пустыне, нося одежду из верблюжьего волоса и питаясь лишь акридами и диким медом. Но вот наступило время, и святой Иоанн оставляет пустыню и является на берегах Иордана. «Покайтеся, — раздался голос проповедника поста и покаяния, — приближибося Царствие Небесное». Призы­вом к покаянию и креплению во Иордане святой Иоанн Креститель приготовлял сынов израилевых к принятию Спасителя мира. Стоя на пределах двух Заветов, он, кажется, ничего бо­лее не видел, кроме двух предметов — это грехов челове­ческих, в которых утопал грешный мир, и Агнца Божия, вземлющего грехи мира. «Покайтеся, приближибося Цар­ствие Небесное», — взывает он к народу. И властный призыв к покаянию не остался тщетным. Со всех сторон Иудеи стал стекаться к нему народ, жаждущий очищения от грехов и креститься во Иордане. Спасительное дело проповеди покаяния, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, остается действительным и после пришествия в мир Христа Спасителя. Ведь и Господь начал Свою спасительную проповедь теми же словами: «Покайтеся, приближибося Царствие Небес­ное». Покаяние и вера в Христа Спасителя — это два необхо­димых условия достижения Царства Небесного. Слезы покаяния - это благодатный дождь, который омывает всякую нечистоту душевную, и делающий способной душу к восприятию Божественной благодати. Поэтому призыв Предтечи к покаянию, призыв к ис­правлению, очищению от грехов действенен и для нас. Святой Иоанн Предтеча и ныне взывает к нам, как не­когда взывал к израильскому народу: «Покайтеся, при­ближибося Царствие Небесное». «Покайтеся.., и сотворите же достойный плод покая­ния» (Мф. 3, 10). Будем же, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, как можно чаще переноситься мыслью в пустыню Иоаннову, постараемся всегда носить в своих сердцах подвиги и светлый образ святого Предтечи Господня и будем молить его, чтобы он и в нас, как некогда в народе иудейском, уготовал путь Спасителю. Очистим свои души от грехов, ибо таково благоволение Божие, В чем да поможет нам Господь молитвами Пречис­той Владычицы нашей Богородицы, святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и всех святых, стоящих у Пре­стола Божия и непрестанно молящихся о душах наших. Аминь.   Митрополит Симон (Новиков)   7 июля 2004 г.  
Настоятель Казанского храма иерей Валерий (Гололобов) принял участие в фестивальном проекте «Русская опера у стен монастыря», прошедшем в рамках Губернаторской программы «Наше Подмосковье». Содействие и поддержку в его реализации оказывает Московская епархия и лично митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий. Местом постановки оперы Сергея Рахманинова «Алеко» был выбран Принарский парк с видом на Высоцкий монастырь. Перед присутствующими  с приветственным словом выступил настоятель (игумен) Высоцкого монастыря г. Серпухова Преосвященнейший Роман, Епископ Серпуховской, Глава города Дмитрий Жариков и Советник Губернатора Московской области по культуре Нармин Ширалиева.  

 

Написать нам

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Счётчики

счетчик посещений Яндекс.Метрика