Наши реквизиты

Московский Патриархат
Московская Епархия
Серпуховское Благочиние
Местная религиозная организация православный приход Казанского храма
г. Серпухова, Московской области
ИНН 5043021396
КПП 504301001
ОГРН 1035000035135
р/с 40703810170270508701

в ОАО"Промсвязьбанк"
г. Москва
ИНН 7744000912
БИК 044525555
к/с 30101810400000000555
в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России

Православные сайты

Православие.Ru

21 июля, в день обретения Казанской иконы Пресвятой Богородицы, в Казанском  храме Серпухова состоялась праздничная служба. По традиции перед началом богослужения  настоятель храма иерей Валерий провел водосвятный молебен. По окончании литургии состоялся крестный ход, после чего батюшка поздравил верующих с праздником и обратился со словами проповеди.   Первые христиане, уверовавшие во Христа и принявшие учение Его, вместе с тем научились любить и благоговейно почитать Пречистую Его Матерь, на которую Он Сам указал, как на Заступницу и Покровительницу их, когда, распят на древе, отдал Ей в наследие весь род христианский в лице святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Во дни Ее последующей земной жизни, и ближние и дальние спешили к Ней, чтобы видеть и слышать Ее, чтобы получить от Нее благословение и наставление; те же, которые не имели возможности предстать перед Матерью Господа своего, скорбя сердцем, изъявляли горячее желание видеть хотя написанный образ Ее.   Много раз и от многих христиан слышал это благочестивое желание апостол и евангелист Лука, бывший врачом и искусным художником, и, чтобы удовлетворить желание первых христиан, он, как повествует церковное предание, изобразил на доске лик Богоматери с Предвечным Младенцем на руках; потом написал еще две иконы и принес их к Самой Богородице. Увидев Свое изображение на иконах, Она повторила Свое пророческое слово: «Отныне ублажат Мя вси роди и присовокупила, Благодать Рождшегося от Мене и Моя с сими иконами да будет». Православная Церковь, чтущая святые иконы Богоматери, воспевает Ей: «Первее написавшейся Твоей иконе евангельских тайн благовестником и к Тебе, Царице, принесенней, да усвоиши ту, и сильну соделаеши спасти чествующия Тя, порадавалася еси, яко сущи милостива, спасения нашего содетельница».[1] Из поколения в поколение православные христиане выражают благоговейную любовь к Божией Матери почитанием Ее святых икон, построением храмов в честь Ее, церковными праздниками в память бесчисленных Ее благодеяний. Дивную и непостижимую картину для благоговейного взора представляют явленные и чудотворные иконы и нескончаемые чудотворения, совершающиеся по молитвам перед этими иконами Пресвятой Богородицы. От неиссякаемого благодатного источника святых икон Сама небесная Заступница дарует верным обильные милости, источает неоскудевающую благодать и избавляет от всяких бед и напастей. Вместе с покорением Казани русскими и даже еще ранее посеяны были здесь первые семена христианства. Но эти семена на новой почве не вдруг принесли свои обильные плоды. Ислам не без агрессивной борьбы уступал свои вековые позиции. Много было пролито крови в Казани прежде, нежели утвердилось здесь православие. При первых архипастырях Казани, свтт. Гурие и Германе, наделенных в обилие особенными естественными и благодатными дарами, быстро возрастало и утверждалось христианство в землях казанских. В это время проповедь Евангелия в этих землях просвещала многих, но далеко не всех. Уже при преемниках свтт. Гурия и Германа, которые не обладали теми великими дарованиями, каковыми обладали последние, успех христианской проповеди стал заметно сокращаться. Митрополит Казанский Герман через 20 лет после смерти свт. Гермогена жаловался царю Федору Ивановичу на усиление магометанства в его землях. В это время – время видимого ослабления христианства перед исламом от недостатка людей крепких духом и словом, в укрепление немощи человеческой – нужна была высшая, Божественная помощь. И всегда промышляющий Господь над своими избранными, не замедлил явить помощь явлением чудотворного образа Богоматери во славу святого имени Своего и на попрание заблуждения неверных. В 1759 году Казань пострадала от пожара, в огне которого пострадала значительная часть города. Православные жители города смиренно перенесли это несчастие и стали вновь устроят свои дома и храмы. Однако для неверных это обстоятельство стало новым оружием против православных. В случившемся пожаре они видели гнев Божий на христиан и потому недостоинство христианства перед исламом. И вера христианская, как говорит летописец «сделалась притчею и поруганием». Господь не оставил верных рабов Своих и показал великое свое человеколюбие по выражению летописца, оттуда же, откуда испустил праведный гнев Свой на них за согрешения их. Почти в том месте, где начался пожар, стоял дом стрельца Даниила Онучина, сгоревший вместе с другими постройками. Когда стрелец собрался начать строительство нового дома на своем пепелище, десятилетней дочери стрельца Матрене явилась во сне Богоматерь и повелела поведать архиепископу и городским начальникам, чтобы они извлекли из земли Ее икону на месте сгоревшего дома. Девочка поведала сон матери, но та не придала словам девочки серьезного внимания. Видение повторилось, но и во второй раз мать не обратила на него внимания. Наконец в третий раз девочка увидела во сне саму икону, от которой послышался грозный голос: «Если не поведаешь глаголов Моих, Я явлюсь в другом месте, но ты погибнешь». Пробудившись, девочка стала просить родных о исполнении приказания Богородицы. Тогда донесли о случившемся городским воеводам Андрею Нотреву, Михаилу Битаговскому, Василию Шулепину и архиепископу Иеремии, но никто из них не поверил словам девочки. 8 июля, вернувшись после бесплодных хождений, мать взяла заступ[2] и стала сама копать в том месте, где указала Матрена. Копали долго, но не нашли искомого. Вскоре к ним присоединились и другие, но успеха в деле не было. Тогда сама Матрена взяла в руки заступ и стала копать в том месте, где в их доме была печь. Выбрав значительное количество земли она нашла заветное сокровище. Все увидели чудесную икону Богородицы «Одигитрии» с предвечным Младенцем завернутую в ветхий суконный рукав мужской одежды вишневого цвета. Лик иконы был свежий, ничем не поврежденный, точно икона была только что написана. Радостная весть о чудесной находке быстро облетела весь город. К месту обретения прибыл архиепископ и совершив молебен с крестным ходом перенес икону в приходскую церковь Николы Тульского. Настоятелем этой церкви был священник Гермоген, в последствии патриарх всея Руси. По совершению в этом храме молебного пения перед иконой, она торжественно была переправлена с крестным ходом в Благовещенский собор. На пути следования этой иконы от чудного образа Богоматери было явлено первое чудо исцеления слепца Иосифа. Так начались бесчисленные чудотворения от этой дивной иконы. В последующие времена было отмечено, что от «Казанской» иконы Богородицы особо много исцелений подается людям, страдающим глазными болезнями. Это преимущественное исцеление слепоты телесной не служит ли чудным указанием на то, что явление иконы Богоматери было духовным светом для многих, омраченных слепотою ислама. Вскоре после обретенья иконы с дивного образа был снят точный список и вместе с подробным донесением отправлен в Москву к царю Ивану Васильевичу IV (Грозному). Ознакомившись с делом, царь повелел, на месте обретения иконы устроить женский Богородицкий девичий монастырь и в нем хранить обретенную икону. В устроенном монастыре Матрена вместе со своей матерью первыми приняли монашеский постриг. Матрену постригли с именем Мавры и в последствии на стала настоятельницей этого монастыря. Кроме первоначальной деревянной церкви, вскоре была воздвигнута новая, каменная церковь с трапезною палатою. В 1595 году митрополитом Гермогеном был освящен новый каменный собор в честь Успения Богородицы. В это время образ Пресвятой Богородицы «Казанской» был богато украшен царскими вкладами – золотом, драгоценными камнями и жемчугом. Императрица Екатерина II, посетив Казанский девичий монастырь в 1768 году, повелела украсить венец иконы золотыми коронами с бриллиантами. Новый Успенский собор в обители был заложен по повелению императрицы Екатерины II в 1798 году и освящен в 1808 году. Автором проекта был известный столичный архитектор И.Е. Старов. При закладке собора присутствовал император Павел I и великие князья Александр и Константин. До настоящего времени нет никаких достоверных сведений о том какая из многих чудотворных икон «Казанской» Богоматери подлинно обретенная. Одни полагали, что подлинная икона хранилась в Москве и принесена была сюда по желанию царей, но без огласки, чтобы не огорчить казанских жителей. При переносе российской столицы в Петербург, говорят сторонники другого мнения, эта икона в числе других святынь была перенесена в новую столицу, и следовательно, в Казанском соборе находится ныне подлинная икона. На эту икону был выполнен по повелению императора Александра I богатый оклад. Стоимость оклада оценивалась по тем временам в колоссальную сумму – 100.000 рублей. [3] В 1867 г. в благодарность за свое счастливое избавление от гибели Александр II украсил святой образ великолепной цатой с множеством бриллиантов.[4] Возможно, подлинная икона осталась в Москве в Казанском соборе, в память победы русских войск над поляками в 1612 году. «Казанская» икона Пресвятой Богородицы во все времен имеет на Руси великое почитание среди православного народа. Списки с этого образа распространены в огромном количестве. Только чудотворных и особо чтимых списков с этой иконы известно не менее 40.[5] По одной из версий, чудотворный образ в ночь на 29 июня 1904 г. был украден из казанского Успенского собора.[6] По другим данным икона была сожжена в доме купца Шевлягина, или продана неизвестному человеку. После октябрьского переворота 1917 года, икона «Казанской» Богородицы оказывается за границей у миллионера Солли Джоэл в Лондоне. В 1950 году икона переходит во владение к некоему Митчеллу-Хаджесу, живущему на севере Англии. В 1970 году священник Карлос Патцелт приобретает икону и передает ее в португальский храм в Фатиме, созданный на месте явления Богородицы. В 1982 году, после покушения на Иоанна Павла II, икону передали в Ватикан. С 1997 года идут переговоры о передаче этой иконы Русской Православной Церкви.[7] Последний раз вопрос о передаче иконы поднимался при встрече президента России В. Путина и Иоанна Павла II в Италии в октябре 2003 года. В самые тяжелые годы для русского народа эта икона была помощницей и заступницей. Перед этой иконой молились Минин и Пожарский в 1612 году и победили войска Хоткевича. В 1709 году Петр I провел много часов перед этой иконой в молитве перед Полтавским сражением. В 1812 году перед этим образом молился главнокомандующий русскими войсками М.И. Кутузов-Голенищев о даровании победы русскому оружию. С чудотворным образом «Казанской Богоматери» связаны многие события Великой Отечественной войны 1941-1945 года. Митрополит Гор Ливанских Илия, молясь о спасении России, видел Богородицу, которая повелела вынести чудотворную икону «Казанской» Богородицы и обнести крестным ходом вокруг Ленинграда.[8] Правительство СССР приняло это повеление и город был спасен. Икону перенесли в Сталинград, а позднее она вместе с войсками победоносно дошла до границ России. Чудотворная икона «Казанской» Божией матери до 1612 года была особо чтима только в Казани, и празднование в честь этой иконы совершалось 8 (21) июля в день ее обретения. В 1612 году 22 октября при сражении русских войск с поляками в Москве, список с этой иконы находился у князя Дмитрия Пожарского. Так как, молитвами и заступничеством Владычицы, явление чудотворной иконы «Казанской», государство Российское было очищено от поляков, царь Михаил Федорович в память об этом событии установил празднование в Москве. В 1649 году царь Алексей Михайлович в память о рождении наследника в день празднования «Казанской» иконе Богородицы, установил празднование 22 октября (4 ноября) по всей России. Икона «Казанской» Богоматери восходит по своей иконографии к одному из древнейших византийских иконографических изводов и представляет собой вариацию иконографии «Одигитрии». Богоматерь изображена менее чем в половину роста. Богомладенец представлен в большую половину роста с благословляющей десницей. Чудотворные иконы, дарованные благостью Божией нашей державе, служа памятником благодеяний Божественных, явленных в прошедшем времени, вместе с тем служат, по особому устроению Божественного Промысла, приснотекущим источником новых целебных сил и знамений для всех верующих. От того храмы и обители, в которых они хранятся, привлекают к себе особое благоговение и почитание православных христиан, где не в звуках человеческого голоса и не людьми, но самим Богом, в живых примерах чудотворения, преподаются уроки веры и благочестия. Здесь невольно светлеет ум, обремененный житейскими заботами и делается восприимчивее к тихим веяниям Духа Божия, невольно согревается сердце и воспламеняется любовью божественною. http://www.pravoslavie.ru/1541.html         
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл Источник: Патриархия.ru 18 июля 2017 года, в день обретения честных мощей преподобного Сергия, игумена Радонежского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Успенском соборе Свято-Троицкой Сергиевой лавры. По окончании богослужения Святейший Владыка с балкона Патриарших покоев обратился к участникам торжеств с Первосвятительским словом.          Дорогие владыки! Отцы! Матушки игумении! Братья и сестры! Дорогие паломники! Дорогая наша православная молодежь! Всех вас сердечно поздравляю с великим праздником памяти святого преподобного и богоносного отца нашего Сергия, игумена Радонежского. Мы празднуем перенесение его мощей, которое случилось в середине XV века. С тех пор в этот день множество паломников стекаются к преподобному, и невозможно оценить число людей, которые за всю историю посетили Троице-Сергиеву лавру. Невозможно счесть даже всех, кто посетил Троице-Сергиеву лавру на протяжении жизни еще пребывающих поколений, — это многие миллионы людей. Достаточно сказать, что святитель и чудотворец Николай, столь же почитаемый, как преподобный Сергий, в нашем народе, за без малого два месяца пребывания своими мощами в Земле Русской собрал два миллиона человек. И это было подлинное паломничество, связанное с подвигом, с преодолением трудностей. Люди часами стояли и стоят, чтобы приложиться к мощам. Мне рассказывали, как людям немолодым и нездоровым предлагалось пройти вперед без очереди, но они отказывались, говоря: «Мне важно не только к мощам приложиться — мне постоять важно, мне помолиться важно». И ведь два миллиона уже прошли, и сейчас проходят, — и число это будет еще большим, — дивным путем подлинного паломничества. А что же движет людьми? Ничего материального. От этого они не получают ни комфорта, ни денежного вознаграждения, ни почета, ни уважения, а многие еще и обрушиваются с клеветой на честных паломников. Но верующие и не ищут похвалы от человеков, не ищут немедленного видимого благополучия. Они обращаются к святым с самым сокровенным, они душу свою поверяют, они молятся о себе, о своих родных и близких и знают, что перед святыми мощами, где является особой силы Божественная благодать, их молитвы осуществляются. Некоторые недоумевают и спрашивают нас: как же вы, живущие в XXI веке в европейской стране, сохраняете такую веру? Что все это означает? Я встречался с некоторыми западными учеными-социологами, которые меня с пристрастием допрашивали, что за всем этим стоит, — полагая, что тому, как и массовым политическим акциям, есть простое человеческое объяснение: кому-то выгодно сменить власть, кто-то желает ее защитить, кто-то борется за свои экономические права, кто-то считает, что он должен быть во власти, и, объединяясь с единомышленниками, люди действительно выходят во множестве. Но все это так далеко от того, что происходит во время паломничества! Мы молимся святым угодникам не для того, чтобы власть получить, и не для того, чтобы денег у нас стало больше. Мы молимся о самом главном — о своем внутреннем, духовном, сокровенном, для каждого своем. Мы приносим к святым мощам покаяние, молитву и, конечно, просьбы — за себя, за своих родных и близких, за Отечество свое, за Церковь свою. И точно знаем, что святые, Богом одаренные, отвечают нам на наши молитвы. Вот и сегодняшнее паломничество в Троице-Сергиеву лавру собрало тысячи людей, которые открываются сейчас моему взору. Здесь нет посторонних, здесь все те, кто молится, все те, кто составляет единую православную молящуюся общину, пришедшую с верой и надеждой в Свято-Троицкую Сергиеву лавру. И конечно, преподобный Сергий слышит наши молитвы. Не требуйте, чтобы ваши молитвы немедленно исполнялись, — обычно так не происходит. Когда речь идет о жизни и смерти, есть множество примеров того, как смертельно больные люди вскоре получили полное исцеление. Но когда мы приходим со своими жизненными проблемами, не нужно считать, что во мгновение ока все изменится. Святые угодники, к которым мы обращаемся, несомненно, слышат молитву, если она искренняя, сердечная, если она с верой, но отвечают, когда это нужно и полезно для нас. Иногда проходит некоторое время, даже годы, когда вдруг случается нечто, и человек не может понять, как же так сложились обстоятельства, что без его прямого участия произошло то, что так хотелось. Вот в такой момент и нужно вспоминать тех, кому мы молились, чтобы получить просимое. Ведь небо не закрыто, Бог слышит нас, святые угодники, которые предстоят Ему, слышат нас. И это не фантазия, не больное воображение, не признак отсталости, а признак сильного, яркого духовного опыта, который приводит людей на массовые паломничества и заставляет их стоять многие часы и в жару, и в стужу, и под проливным дождем, нисколько не смущаясь внешне неблагоприятными обстоятельствами. Дай Бог, чтобы именно такая вера жила в нашем народе. Сегодня многим испытаниям подвергается эта вера, но испытания были всегда. И в языческом Риме, и в средневековой Европе, и в России, и особенно в новое время, когда появились опасные лжеучения, принятые большинством как политическая доктрина, — многое происходило за эти столетия. Но вера народа сохраняется именно потому, что вера — от Бога, а не от человека. И потому сегодня, в день замечательного праздника, когда я могу видеть вас в таком множестве, как и братьев-архипастырей, приехавших из разных стран, хочется говорить о нашей общей вере, о силе, которая нас объединяет, и о силе, которая открывает путь к Богу. Молимся также святым угодникам и преподобному Сергию, чтобы никогда эта сила не иссякла из нашего народа. Аминь.   Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл   Источник: Патриархия.ru 18 июля 2017 г.  
Cвятой апостол Петр[1], вначале носивший имя Симон, родился в Вифсаиде, на северном берегу Геннисаретского озера. Он был сыном Ионы из колена Неффалимова. Петр был женат[2] и жил в Капернауме, занимаясь скромным ремеслом рыбака вместе с братом Андреем, который был учеником святого Иоанна Крестителя (память 30 ноября).   Когда Господь начал служение среди людей, святой Иоанн Предтеча указал Андрею и Иоанну, сыну Зеведееву, на Того, Которого он назвал Агнцем Божиим. Андрей пришел к брату и сказал: «Мы нашли Мессию» (Ин. 1: 41). На следующий день он привел Симона к Иисусу, и Господь, посмотрев на него, сказал: «Симон, сын Ионин; ты наречешься Кифа, что значит: камень (по-греч. Петр)» (Ин. 1: 42). Изменение имени означало для него изменение жизни. С тех пор Петр пошел за Иисусом и сопровождал Его повсюду в Галилее, возвещавшего благую весть о Царстве Небесном, исцелявшего любые болезни, и при этом продолжал рыбачить. После того как Иисус проповедовал в синагоге в Капернауме, Петр пригласил Его в свой дом. Теща апостола страдала от сильного жара и была прикована к постели, но Иисус исцелил ее – она тотчас поднялась и стала служить им. Однажды Господь вошел в лодку Петра, чтобы проповедовать множеству людей, теснивших Его на берегу. Окончив проповедь, Он велел ученику отплыть подальше и забросить сети. Апостолы повиновались, хотя всю прошлую ночь трудились напрасно и рыбы не было. На этот раз их улов был так велик, что сети стали рваться. Восхищаясь этим знамением могущества Иисуса, Петр пал Ему в ноги и воскликнул: «Выйди от меня, Господи, потому что я человек грешный!» (Лк. 5: 8). Но Иисус поднял его и сказал: «Не бойся, отныне будешь ловить человеков» (Лк. 5: 10). Тогда Петр оставил лодку, сети и семью и последовал за Иисусом. Его любовь была столь пламенной, что он стал главой двенадцати апостолов, избранных Господом. Он был для них не как господин, обладающий властью принуждать, – ибо как это было бы возможно, если Господь запретил апостолам посягать на власть друг над другом (см.: Мф. 20: 27; 23: 20), – но скорее как выразитель мнения апостолов и любимый собеседник Учителя. Именно за усердие и пламенную любовь Господь сделал Петра, Иоанна и Иакова свидетелями самых поразительных проявлений Своей Божественной природы: во время воскрешения дочери Иаира, начальника синагоги (см.: Мф. 5: 37), и особенно во время Своего Преображения на горе Фавор (память 6 августа). Именно потому, что они были любимыми учениками Господа, другие апостолы называют их столпами Церкви (см.: Гал. 2: 9). После чудесного насыщения пяти тысяч человек пятью хлебами Господь велел ученикам войти в лодку и плыть вперед, а Он тем временем отпустит народ. Ночью, когда ветер и волны стали бросать лодку из стороны в сторону, Иисус пришел к ним, ступая по водам. Испуганные ученики приняли Его за призрак, но Петр, побуждаемый верой, сошел с лодки и пошел по воде навстречу Христу, повинуясь Его словам. Внезапно им овладел страх, он стал тонуть и воскликнул: «Господи! спаси меня» (Мф. 14: 30). Тогда Иисус протянул ему руку, вытащил ученика и сказал: «Маловерный! зачем ты усомнился?» (Мф. 14: 31). И когда они снова оказались в лодке, ветер утих. Таков был Петр до тех пор, пока Святой Дух не запечатлел его веру совершенством обоживающей благодати: пылкий, импульсивный человек, исполненный безоглядной любви к Спасителю, которая побуждала его превосходить границы человеческой природы, но подверженный и слабостям, и несовершенствам. Позже Господь сказал ученикам, что Он есть «хлеб живый, сшедший с небес» (Ин. 6: 51), и что тот, кто не будет есть Плоть и пить Кровь Сына Человеческого, не будет иметь жизни вечной (см.: Ин. 6: 51). Для многих учеников эти слова были слишком тяжелы, и они оставили Его. Тогда Господь обратился к двенадцати и спросил, не хотят ли и они уйти. Петр тотчас ответил: «Господи, к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни» (Ин. 6: 68). В другой раз, придя в Кесарию Филиппову, Господь стал спрашивать учеников, что думают люди о Сыне Человеческом, а затем вопросил их: «А вы за кого почитаете Меня?» Петр раньше других воскликнул: «Ты – Христос, Сын Бога Живого» (Мф. 16: 15–16). Господь воздал хвалу этому исповеданию веры в Его Божество, говоря, что оно было дано ему Отцом, и добавил: «Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царствия Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Мф. 16: 18–19)[3]. Этот случай показал, что любовь Петра к Господу дает ему знание Истины. Сразу после этого Иисус начал говорить ученикам о предстоящих Ему Страстях и Воскресении. Тогда Петр вновь поддался человеческой слабости и стал упрекать Христа, говоря: «Господи! Да не будет этого с Тобою!» Он же, обратившись, сказал Петру: «Отойди от Меня, сатана! Ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф. 16: 22–23). Также во время Тайной вечери, когда Господь омыл ноги ученикам, Петр сначала стал энергично возражать. Иисус кротко сказал: «Если не умою тебя, не имеешь части со Мною» (Ин. 13: 8). По окончании вечери Господь возвестил самыми ясными словами о том, что Он будет предан смерти, чтобы затем воскреснуть, и предрек, что ученики оставят Его. Петр, снова побуждаемый своей горячностью, воскликнул, самоуверенно превозносясь над остальными: «Если и все соблазнятся, но не я». Иисус отвечал спокойно и грустно: «Истинно говорю тебе, что ты ныне, в эту ночь, прежде, нежели дважды пропоет петух, трижды отречешься от Меня» (Мк. 14: 29–30). Петр последовал за Христом в Гефсиманский сад вместе с Иоанном и Иаковом. Те, которые удостоились стать свидетелями света Славы Господа на горе Фавор, теперь видели Его тоску, крайнее проявление Его человеческой природы. Уступая собственной человеческой слабости, апостолы заснули в то время, когда Учитель молился с кровавыми слезами. Но когда пришли слуги первосвященника и взяли Иисуса, Петр выхватил меч и отсек правое ухо Малху. Иисус одернул Петра и приказал убрать меч в ножны, напоминая, что Он должен быть предан на распятие, дабы исполнилось Писание. После этого порыва Петр, как и другие ученики, оставил Господа и шел за ним в отдалении до дома первосвященника. Он сумел проникнуть во двор, и там его узнала одна из служанок, говоря: «И ты был с Иисусом Назарянином» (Мк. 14: 67). Слова женщины испугали Петра, и тот, кто клялся, что добровольно примет смерть за Господа, отрекся от Него. Когда Петра спросили в третий раз, он клялся и божился, говоря: «Не знаю Человека сего» (Мк. 14: 71). И тотчас запел петух. Тогда Петр вспомнил слова Иисуса и горько плакал о своем отступничестве. Наутро третьего дня после Страстей святая Мария Магдалина и другие святые жены пришли ко гробу, обрели его пустым и увидели сияющего ангела, который возвестил им о Воскресении Господа. Тогда они пошли и рассказали об этом Петру и Иоанну. Два апостола побежали ко гробу. Возлюбленный ученик Христов опередил Петра, но дал ему первым войти во гроб, где они увидели только снятые пелены. Видимо, в тот же день Воскресший Господь явился Петру (см.: Лк. 24: 34; 1 Кор. 15: 5). Через некоторое время, когда апостолы вернулись к своим занятиям и целую ночь безуспешно забрасывали сети на Тивериадском озере, кто-то окликнул их с берега и велел забросить сети еще раз. Они поймали 153 крупные рыбы и с трудом смогли втащить улов в лодку. Тогда Иоанн сказал Петру: «Это Господь!» (Ин. 21: 7) Тотчас же оставив сеть, Петр схватил одежду и бросился в воду, чтобы быстрее достичь берега вплавь и пасть в ноги Иисусу. Христос разделил с ними трапезу и показал, что действительно воскрес во плоти. Затем Он трижды вопросил Петра: «Любишь ли ты Меня?» (Ин. 21: 15). Петр, исправив свое троекратное отречение троекратным исповеданием любви, Божественной силой покаяния вновь был сделан главой сонма апостолов, и Господь удостоил его стать пастырем Своей Церкви. После Вознесения Господа нашего Иисуса Христа Петр стал главой общины, состоявшей примерно из 120 человек. Они собрались в горнице и молились в ожидании сошествия Святого Духа. Петр предложил по жребию избрать апостола вместо предателя Иуды, и тогда одним из двенадцати был избран Матфий. В день Пятидесятницы Святой Дух сошел на апостолов, и они исполнились совершенного знания великого таинства спасения. С тех пор они получили дар свидетельства о Господе перед народами, распространяя весть о Божественных чудесах на разных языках. Петр, как и ранее превосходивший других в усердии, стал говорить перед собравшимися во множестве иудеями и возвестил, что Иисус, Которого они распяли, воскрес и что отныне, восседая одесную Отца, Христос Бог наш ниспосылает к ним Святого Духа. Более трех тысяч человек, объятые сокрушением, покаялись и приняли крещение в тот же день. Община стала быстро расти. Тем не менее апостолы продолжали ходить в Храм и возносить положенные по иудейскому Закону молитвы. Однажды, когда Петр и Иоанн пришли в Храм помолиться, один хромой от рождения попросил у них милостыни. Петр посмотрел на него и сказал: «Серебра и золота нету меня; а что имею, то даю тебе: во имя Иисуса Христа Назорея встань и ходи» (Деян. 3: 6). Исцеленный нищий поднялся. Тогда собралась большая толпа, и Петр снова возвестил народу в еще более ясных словах, что это чудо совершилось силой Иисуса Христа – Спасителя, предвозвещенного пророками, и что Он воскрес из мертвых ради спасения людей, прежде всего их, иудеев. Многие из слышавших Петра уверовали, и община возросла уже до пяти тысяч. Но стражи Храма схватили апостолов и заключили в темницу. На следующий день они предстали перед первосвященником и синедрионом. Петр, исполнившись Духа Святого, сказал, что совершенное им было сотворено именем Иисуса Христа, Которого они распяли и Который воскрес, и что нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись. Видя веру апостолов, судьи отпустили их, запретив проповедовать имя Иисусово. Но Петр отвечал: «Мы не можем не говорить того, что видели и слышали» (Деян. 4: 20) – и продолжал с дерзновением проповедовать благую весть, заботиться о христианах и трудиться над созиданием общины. Некий Анания и его жена Сапфира принесли апостолам деньги от продажи поля, но часть утаили и солгали. Петр сурово обличил их, после чего Анания умер, а чуть позже умерла и его жена. Апостолы продолжали проповедовать в Храме и творить множество знамений и чудес. Поэтому их снова заключили в темницу, но ночью явился ангел и вывел их оттуда. Стражники вновь нашли апостолов в Храме и привели к первосвященнику. Тот напомнил им о запрете. Петр ответил: «Должно повиноваться больше Богу, нежели человекам» (Деян. 5: 29). Он сказал, что они были свидетелями того, как Иисус Христос воскрес, чтобы даровать покаяние и отпущение грехов. Апостолов били, а затем отпустили, и они, несмотря ни на что, продолжали каждый день проповедовать. После этого Петр пошел в Самарию, чтобы там укреплять новокрещеных. Некий волхв по имени Симон пришел к нему и хотел за деньги получить от него власть Святого Духа. Но Петр сказал ему: «Серебро твое да будет в погибель с тобою, потому что ты помыслил дар Божий получить за деньги» (Деян. 8: 20). Затем апостол пошел в Лидду и исцелил расслабленного по имени Эней, а в Иоппии воскресил Тавифу. Когда он гостил там несколько дней в доме Симона-кожевника, ему трижды было видение. В нем Господь повелевал употреблять в пищу всяких животных, не делая предписанного Законом различия между чистыми и нечистыми. Вскоре явились вестники из Кесарии и сказали, что ангел велел римскому сотнику Корнилию отправить их за Петром. Придя в Кесарию, Петр стал говорить об Иисусе в доме Корнилия, и Святой Дух сошел на слушавших его язычников так же, как в день Пятидесятницы. К изумлению верующих из обрезанных, Петр повелел крестить язычников, говоря: «Кто может запретить креститься водою тем, которые, как и мы, получили Святого Духа?» (Деян. 10: 47). По возвращении в Иерусалим верующие из иудеев стали упрекать его, и Петр должен был рассказать о своем видении, чтобы убедить в том, что и людей из язычников должно принимать в Церковь.
Апостол Петр перед Иродом
Апостол Петр перед Иродом
Когда царь Ирод Агриппа убил святого Иакова, брата Иоанна (см.: Деян. 12: 1–3), он приказал также взять и Петра. Его посадили в темницу и заковали в цепи. Петр должен был предстать перед судом, но накануне ночью, когда он спал, явился ангел Господень и наполнил темницу сиянием. Он прикоснулся к Петру – и цепи упали с его рук (память об этом 16 января). Следуя велению ангела, Петр оделся, вышел из дверей, которые открылись сами собой, и пришел в дом матери Марка, где собрались верующие и молились.   Затем он направился в Кесарию и продолжал проповедь в Иудее и в самых отдаленных странах. В Первом послании апостол Петр обращается к христианам Понта, Галатии, Каппадокии, Асии и Вифинии, поэтому можно предполагать, что он проповедовал в этих областях. Согласно другой версии[4], из Кесарии он отправился в Сидон, Берит и другие города Финикии, затем пробыл некоторое время на острове Антарадос и проповедовал во многих городах, дойдя до Лаодикии.
Апостол Петр в темнице
Апостол Петр в темнице
В Антиохии Сирийской Петр столкнулся с Симоном Волхвом, который многих людей вводил в заблуждение сатанинскими уловками. Святых Маркиана и Панкратия (память 9 июля) апостол отправил проповедовать на Сицилию. Сам он после этого был в Тиане Каппадокийской и в Анкире Галатийской, где воскресил мертвого. Затем он направился в Понт и в Синопе простился со своим братом Андреем. После этого Петр проповедовал в Амасии, в пафлагонском городе Гангры, в Клавдиополе в провинции Гонориада. Затем апостол прибыл в Вифинию и сеял слово истины в Никомидии и Никее.   Известно, что после этого он вернулся в Иерусалим и находился там в то время, когда святые Павел и Варнава пришли туда после многолетней проповеди среди язычников. Верующие из фарисеев требовали, чтобы язычники, принявшие Христа, делали обрезание – так начался длительный спор. Тогда Петр взял слово и высказал мнение, что незачем заставлять этих христиан нести бремя Закона, ибо все – и иудеи, и язычники – спасаются благодатью Господа Иисуса. Наконец после речи апостола Иакова, председательствовавшего на этом собрании, было решено не навязывать обращенным язычникам требования Ветхого Завета, потерявшие силу. Им было только предписано воздерживаться от идоложертвенной пищи, блуда и удавленины. Затем святой Петр отправился в Антиохию, где свободно общался с обращенными из язычников, но когда прибывали братья из Иерусалима, он воздерживался от посещения христиан такого происхождения. Тогда святой Павел перед всеми упрекнул его в этом и призвал жить в соответствии с евангельским учением и с постановлениями, принятыми на Соборе в Иерусалиме (см.: Гал. 2: 14). После этого святой Петр продолжил апостольские труды и поставил епископов: святого Евода в Антиохии (память 7 сентября), затем Прохора в Никомидии и Корнилия Сотника в Гелиополе[5] (память 13 сентября). По преданию, там апостолу было видение, в котором Господь повелел ему отправиться на Запад. Проходя через Тарс, Петр сделал епископом этого города Оркана; в Ефесе он поставил Фригела, который затем отделился от Церкви и последовал за Симоном Волхвом; в Смирне – Апеллия (память 10 сентября), брата святого Поликарпа; в македонском городе Филиппы – Олимпа (память 10 ноября); в Фессалонике – Иасона[6]; в Коринфе – Силу (память 30 июля) и в Патрах – Иродиона (память 8 апреля). Приплыв на Сицилию, святой Петр был принят с большими почестями своим учеником святым Панкратием. После этого он наконец добрался до Рима и стал ежедневно наставлять народ в истинной вере в Святую Троицу. В это же время в Рим привезли Симона Волхва, чтобы предать казни. Однако волшебник, завидовавший растущей славе апостола, сумел покорить императора Клавдия своими чудесами. Симон собрал большую толпу народа и будто бы воскресил мертвого с помощью одной из своих уловок. Он также принимал разные обличья, чем вызвал восхищенное изумление у зрителей. Но когда два беса подняли волхва в воздух, святой Петр помолился, и Симон низвергся на землю и погиб ужасной смертью. Видя силу, дарованную апостолам от Господа, народ возликовал и стал с усердием внимать проповеди святого Петра. Апостол поставил Лина[7] епископом Рима и отправился в Террачину. В Испании он сделал епископом Епенета (память 30 июля), в Карфагене – Крескентия (память 30 июля), в Египте – Руфа в Фиваиде и Марка в Александрии (память 25 апреля). После этого апостол Петр был в Иерусалиме и присутствовал при Успении Богородицы. Затем, вернувшись в Рим, он укреплял верующих этого города. По некоторым сведениям, Петр завершил апостольские труды в Милане или даже добрался до Британии[8].
Распятие апостола Петра
Распятие апостола Петра
Получив от ангела откровение о том, что ему предстоит умереть в Риме, святой Петр подчинился воле Промысла и возвратился в столицу. Здесь он назначил святого Климента (память 24 ноября) преемником скончавшегося Лина. По преданию, император Нерон приказал арестовать святого Петра за то, что тот обратил в христианство его обеих жен. Двух учеников апостола освободили, а сам он был распят на кресте, по его собственной просьбе – вниз головой. Ибо, сказал он, Господь был распят стоя, словно для того, чтобы смотреть на землю и на грешников, которых Он спасает, а ученику подобает смотреть на Небо – туда, куда он стремится.   Что же сказать о святом Павле – первом после Единого? Даже корифея красноречия, святого Иоанна Златоуста, охватывало упоение, когда он произносил имя святого Павла, и он прерывал свою речь, чтобы воздать хвалы апостолу. Тот, кто считал себя последним из апостолов и недостойным даже этого названия, стал «избранным сосудом» (Деян. 9: 15) благодати, как никто другой, – и по изобилию откровений и духовных даров, и в особенности по трудам и скорбям, понесенным во имя Христово. Поистине святой Павел мог называться апостолом в полном смысле слова. Святой Павел был евреем из колена Вениаминова. Он родился в киликийском городе Тарсе около 10 года по Рождеству Христову в одной из общин еврейской диаспоры, слепо преданной заветам отцов. Мальчик был назван Савлом и, благодаря происхождению своего отца, пользовался привилегированным положением римского гражданина. Он вырос в этом космополитичном городе в тесном соприкосновении с греческой культурой. Но его пламенная преданность Закону побудила родителей отправить сына в Иерусалим, где он примкнул к фарисеям и стал учеником знаменитого раввина Гамалиила Старшего. Савл разделял ненависть своих отцов к христианам, которых считал опасными преступниками, грешащими против Закона. В его присутствии святой Стефан был забит камнями, и Савл одобрил это. Горя яростью, «дыша угрозами и убийством на учеников Господа» (Деян. 9: 1), Савл входил в дома, вытаскивал оттуда мужчин и женщин и бросал в тюрьму. Он получил от первосвященника рекомендательные письма и отправился в синагогу в Дамаск, чтобы всех последователей Христа, которых найдет там, вязать и приводить в Иерусалим. На пути в Дамаск Савл был внезапно поражен ослепительным светом с неба. «Он упал на землю и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! Что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, Которого ты гонишь… И Господь сказал ему: встань и иди в город» (Деян. 9: 4–6). Савл поднялся с земли, но ничего не видел, словно его глаза сожгло это чрезмерно сильное сияние, которое видел только он. Один из спутников привел его в Дамаск за руку. Там он пробыл три дня без еды и питья, пока один ученик, по имени Анания (память 1 октября), извещенный ангелом, не пришел к нему и не возложил на него руки во имя Иисусово, чтобы вернуть зрение и крестить. Так святой Павел сразу же стал другим человеком, исполненным Духа Святого. Он стал возвещать в синагогах об Иисусе, Сыне Божием, к великому изумлению иудеев, которые слышали о нем как о яростном враге христиан. В конце концов они условились убить его, но святой Павел был вовремя предупрежден и бежал из города, спустившись по стене в корзине. Затем он отправился в Аравию, к востоку от Иордана (см.: Гал. 1: 17), и провел там два года в отшельничестве, посте и молитве, приготовляясь к апостольским трудам. С этого времени вся его жизнь была целиком посвящена служению Господу, Который достиг его (см.: Флп. 3: 12). Святой Павел решительно шел вперед, всем своим существом устремляясь «к цели, к почести вышнего звания Божия во Христе Иисусе» (Флп. 3: 14), уготованной Господом Его верным служителям. Апостол мог говорить: «Я умер для Закона, чтобы жить для Бога», и возвещать: «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2: 19, 20). Действительно, Господь многократно являлся ему в видениях и откровениях. Однажды[9] он даже был восхищен до третьего неба и там слышал неизреченные слова, которые прежде него не слышал никто из людей (см.: 2. Кор. 12: 1–4). Тем не менее святой Павел нисколько не возгордился тем отличием, о котором свидетельствовали эти откровения. Он тем больше подвизался в евангельском служении с пылом, который заставлял его пренебрежительно относиться ко всякой опасности: семь раз он был заключен в тюрьму[10], пять раз его бичевали иудеи, три раза били палками, один раз побили камнями, трижды он терпел кораблекрушение (см.: 2 Кор. 11: 25). «Много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратиями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и в жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневно стечение людей, забота о всех церквах» (2 Кор. 11: 26–28). Однако все эти скорби служили только к славе святого Павла, и он радовался обидам и преследованиям, которые ему приходилось претерпевать за Христа, ибо Господь Сам возвестил ему в видении: «Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12: 9). Апостол подтверждал свою проповедь знамениями, чудесами и силой Святого Духа от Иерусалима до Иллирика и пределов Запада. Он приходил в немощи и в страхе и в великом трепете, и проповедь его была не в человеческой мудрости. Он был «незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого» (1 Кор. 2: 2). Для всех он «сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9: 22), порождая учеников во Христе, за которых постоянно добровольно страдал, доколе в них не изобразится Христос благодатью рождения в Духе (ср.: Гал. 4: 19). После пребывания в Аравии святой Павел провел некоторое время в Дамаске, а затем снова бежал и явился в Иерусалим. Последователи Христа боялись его и не верили, что он действительно стал учеником. Тогда святой Варнава привел его к апостолам Петру и Иакову и свидетельствовал об истинности его видения. С этих пор святой Павел везде ходил вместе с ними, смело проповедуя во имя Господне. Но всего через две недели (см.: Гал. 1: 18) грекоязычные евреи[11] составили заговор, чтобы убить его. Тогда апостолы отправили Павла в Киликию, откуда он отплыл в Тарс – свой родной город. Через некоторое время до Иерусалима дошла весть о том, что в Антиохии язычники обратились в веру, и туда был отправлен Варнава. Тот удостоверился, что действительно Господь излил на них благодать, и пошел за Павлом в Тарс. В течение года они жили в Антиохии и наставляли множество людей. Здесь впервые учеников Христа стали называть христианами. Некий пророк предрек великий голод в империи, от которого должна была особенно пострадать Палестина (49–50). Тогда антиохийские христиане собрали пожертвования и поручили Варнаве и Павлу передать их в помощь братьям в Иерусалиме. Когда апостолы вернулись в Антиохию, во время общей молитвы Святой Дух повелел: «Отделите Мне Варнаву и Савла на дело, к которому Я призвал их» (Деян. 13: 2). После поста и молитвы братья возложили на них руки и отпустили. Варнава и Павел пришли в Селевкию, а оттуда отплыли на Кипр. В Саламине они тотчас же принялись возвещать Слово Божие в синагогах и прошли через весь остров до Пафа. Здесь римский проконсул Сергий Павел обратился в веру вопреки противодействию волхва Елимы, которого святой Павел поразил слепотой. Из Пафа апостолы направились в Пергу Памфилийскую, а оттуда – в Антиохию Писидийскую, где святой Павел проповедовал покаяние в синагоге и обратил многих иудеев и прозелитов – язычников, принявших иудаизм. В следующую субботу почти весь город собрался послушать слово Божие. Поскольку иудеи сопротивлялись апостолу и прерывали его злословиями, он сказал: раз вы «сами себя делаете недостойными вечной жизни, то вот, мы обращаемся к язычникам» (Деян. 13: 46). Присутствовавшие при этом язычники радовались, внимали проповеди и обращались в веру. Но иудеи привлекли на свою сторону знатных людей города и добились, чтобы Павел и Варнава были изгнаны. Тогда апостолы отправились в Иконию. Там они тоже начали проповедь в синагоге, и множество иудеев и язычников обратилось в веру. Апостолы задержались в городе, где Господь засвидетельствовал об истинности их учения знамениями и чудесами. Но и здесь их успех вызвал противодействие тех иудеев, которые не приняли веры, и апостолам пришлось искать убежища в Ликаонии. В Листрах святой Павел исцелил человека, который не мог ходить с рождения. Народ принял апостолов за богов и хотел принести им жертвы. В это время пришли иудеи из Иконии и Антиохии, им удалось обратить воодушевление жителей Листры в ненависть. Павла побили камнями и, почитая его умершим, вынесли за город. Но он встал и пошел в Дервию и там приобрел много учеников. Затем он вернулся в Листры, Иконию и Антиохию и утверждал души верующих, говоря, что «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14: 22). В каждой основанной им Церкви святой Павел назначал пресвитеров управлять общиной, улаживать споры и следовать учению. Поручив их всех Божественному покровительству, апостолы пустились в обратный путь в Антиохию Сирийскую. По приходе туда они собрали местную общину и рассказали обо всем, что Господь совершил через них и как Он отверз двери веры язычникам. Тогда братья, пришедшие из Иудеи, стали требовать, чтобы обращенные из язычников принимали обрезание. Из этого возник горячий спор. Чтобы разрешить его, Павел с Варнавой были отправлены к другим апостолам в Иерусалим. Там они рассказали все, что Господь совершил среди язычников. Было решено не заставлять язычников нести ненужное более иго Закона. Столпы Церкви – Петр, Иаков и Иоанн – подали руку общения Павлу и Варнаве и условились, что те пойдут проповедовать среди язычников, а сами они – среди обрезанных (см.: Гал. 2). По возвращении в Антиохию святой Павел довольно долго оставался там и проповедовал благую весть. В это время он укорял святого Петра за то, что тот, боясь вызвать порицание у верующих из иудеев, перестал посещать братьев языческого происхождения. Через некоторое время Павел решил предпринять второе большое путешествие, чтобы посетить и воодушевить христиан в тех городах, где он уже проповедовал ранее (между 49 и 53 гг.). Но между святыми Павлом и Варнавой возникли разногласия из-за Марка, оставившего их в Памфилии. Тогда апостолы разделились: Варнава и Марк отплыли на Кипр, а Павел, взяв с собой Силу (память 30 июля), пешком отправился на север. Они прошли Сирию и Киликию, укрепляя здесь учеников, затем посетили Дервию, Листру и Иконию. В Листрах к ним присоединился Тимофей (память 22 января). В Асии и Вифинии их труды встретили препятствия. Тогда они пришли в Троаду, где Павел в видении получил повеление проповедовать Евангелие в Македонии. Через Самофракию и Неаполь (ныне Кавала) апостолы пришли в Филиппы и в субботний день обратились с речью к женщинам, собравшимся вне города для молитвы. Господь открыл сердце Лидии (память 20 мая), которая крестилась вместе со всем своим домом и приняла у себя апостолов. Когда Павел изгнал беса из одной рабыни, изрекавшей предсказания, ее хозяева, лишившись надежды на доход, донесли на Павла и Силу городским властям. Их обвинили в том, что они сеют в Филиппах беспокойство, избили и бросили в темницу с колодками на ногах. Около полуночи апостолы воспевали хвалы Господу. Вдруг сильное землетрясение поколебало основание темницы, оковы упали с узников и двери отворились сами собой. Видя это чудо, тюремщик тотчас попросил апостолов крестить его вместе со всей его семьей. Наутро ликторы пришли освободить их. Узнав, что Павел и Сила – римские граждане, они испугались и прилюдно принесли им извинения. Затем апостолы пошли в Фессалонику. Как обычно, Павел сначала явился в синагогу, чтобы там проповедовать Христа, воскресшего из мертвых, иудеям. Некоторые из них уверовали, а также уверовали многие язычники и некоторые знатные женщины. Но иудеи и здесь стали чинить препятствия и донесли властям, обвиняя апостолов в том, что они нарушают императорские указы и называют царем Иисуса. Тогда святые Павел и Сила тайно ушли из города ночью и направились в Верию, где евреи с готовностью приняли их проповедь и многие обратились. Но затем явились противники из Фессалоники, и Павел вынужден был отправиться в Афины, оставив здесь Силу и Тимофея укреплять созданное. Достигнув древней греческой столицы, апостол был возмущен, увидев великое множество идолов. Он произносил речи перед иудеями в синагоге и каждый день на агоре, обращаясь к прохожим, философам и любопытным, ищущим всего нового. Однажды, встав среди Ареопага, апостол обратился к ним с речью, говоря, что обходил город и видел алтарь с надписью «Неведомому Богу». Он возвестил громким голосом: «Сего-то, Которого вы, не зная, чтите, я проповедую вам» (Деян. 17: 23). Святой Павел продолжил свою речь и говорил о Боге – Творце неба и земли, искусно используя все близкие к истине мысли языческих философов, предчувствовавших божественное призвание человека. Но когда он заговорил о человеке, воскресшем из мертвых, слушатели стали насмехаться над ним, кроме Дионисия Ареопагита (память 3 октября), женщины по имени Дамарь (память 2 октября) и некоторых других, обратившихся в веру. После этого святой Павел оставил Афины и пошел в Коринф, где жил в доме Прискиллы и Акилы (память 14 июля), которые, как и он, занимались ремеслом изготовления палаток. Всю неделю он в поте лица добывал хлеб насущный, не пользуясь возможностью жить проповедью Евангелия, чтобы не быть ни на чьем иждивении и не давать противникам поводов для обвинений (см.: 1 Кор. 9: 12), а в субботние дни говорил в синагоге. Снова встретив сопротивление иудеев, святой Павел обратился к язычникам, и многие коринфяне приняли крещение. За редким исключением, святой Павел не крестил новообращенных сам, ибо его делом было закладывать основания проповедью благой вести (см.: 1 Кор. 3: 11). Он оставлял ученикам строить храм Божий в душах верующих и создавать церковные общины. Впоследствии он написал к коринфским христианам два послания, дошедшие до нас, а возможно, и несколько других. Он укорял их за сеявший раздоры дух соперничества, осуждал обычаи, не соответствовавшие евангельскому образу жизни, и говорил, что все «должно быть благопристойно и чинно» (1 Кор. 14: 40). Для их общего утверждения в едином Теле он учил их стремиться к духовным дарам, высший из которых – любовь. Желая продолжать проповедь, святой Павел пробыл в этом городе полтора года. Отсюда он написал Первое послание, адресованное солунянам, которые спрашивали его о том, что будет с умершими во время славного Второго пришествия Христа. Иудеи не прекращали интриги и предали апостола на суд проконсулу Ахайи Галлиону, но тот отказался разбираться в споре, касавшемся иудейского Закона, и отослал святого Павла. Апостол простился с коринфскими братьями и отплыл в Антиохию. По пути он остановился в Ефесе и сказал краткую проповедь в синагоге. Он пообещал тем, кто слушал его с интересом, скоро вернуться, и покинул город. Проведя некоторое время в Антиохии, святой Павел отправился в третье путешествие (53–58). Он прошел Галатию и Фригию, укрепляя веру учеников. Затем апостол вернулся в Ефес, чтобы довершить начатое. Здесь он нашел около дюжины христиан, обращенных Аполлосом, но получивших только Иоанново крещение. Тогда святой Павел крестил их и возложил на них руки – и они стали пророчествовать, исполнившись Святого Духа. В течение трех лет святой Павел говорил в Ефесе о Царствии Божием. Поскольку в синагоге апостол вновь столкнулся с сопротивлением иудеев, он стал наставлять учеников в нанятом доме. Так благая весть распространилась по всей Асии. Кроме того, будучи далеко, апостол укреплял христиан из Коринфа и Галатии посредством своих посланий[12]. Господь совершил через святого Павла множество чудес, так что было достаточно возложить на больных платок или ткань, прикасавшуюся к телу апостола, чтобы они исцелились. Такой успех вызвал беспокойство серебряных дел мастеров, зарабатывавших изготовлением даров для поклонения богине Артемиде. Они подняли мятеж и создали большое возмущение в городе, так что толпа повлекла спутников святого Павла в театр. Из страха перед римскими властями жители прекратили волнения. Тогда святой Павел решил отправиться в Македонию. Он переходил из города в город, везде наставляя верующих, и так пришел в Коринф, где провел зиму (57–58). Здесь он исправил те заблуждения коринфян, на которые уже указывал им в послании, и там же написал большое Послание к римлянам, в котором обстоятельно излагал учение о спасении как даре, ниспосылаемом Божественной благодатью посредством веры в Иисуса Христа. В день Пятидесятницы святой Павел решил идти в Иерусалим, чтобы собственноручно передать иерусалимским христианам собранные для них деньги. Иудеи снова составили заговор против него, и он хотел отплыть в Сирию. Но Дух велел ему вернуться через Македонию. Апостол прибыл в Троаду и там после Евхаристии всю ночь наставлял братьев. В это время один юноша, по имени Евтих, заснул, сидя на окне, и упал с третьего этажа. Его подняли мертвым, но святой Павел воскресил его. Затем апостол пешком пошел в Асс и в Миры, откуда поплыл в Милет. Здесь к нему пришли пресвитеры ефесской общины. Он рассказал им, что Святой Дух предвозвестил ему о том, что в Иерусалиме его ждут узы и скорби, и добавил: «Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершать поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20: 24). Затем он напомнил им о трудах, понесенных им ради создания их Церкви, и просил жертвовать собой для укрепления верующих. Они вместе совершили коленопреклоненную молитву, и ефесцы с рыданиями бросились на шею Павлу, прощаясь с ним. Апостол посетил Кос, Родос и Патары, затем задержался в Тире, чтобы и здесь наставлять верующих, и пошел пешком через Птолемаиду в Кесарию Палестинскую, где был принят в доме святого Филиппа диакона (память 11 октября). Невзирая на предупреждения пророка Агава, он добровольно пошел дальше к Иерусалиму, сказав спутникам, что готов не только быть узником, но и умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса. В Святом Городе братья с радостью встретили святого Павла. Пресвитеры собрались в доме апостола Иакова. Святой Павел подробно рассказал им обо всем, что сотворил у язычников, и передал деньги, собранные новыми общинами в помощь иерусалимским беднякам. Святого Павла предостерегли, что иудеи не преминут обвинить его в несоблюдении Закона. Тогда он присоединился к нескольким людям, которые собирались принести в Храм жертву по обету. Когда оканчивались семь дней очищения, асийские иудеи, увидев святого Павла в Храме, стали возмущать толпу и схватили его, обвиняя в том, что он повсюду учит народ против Храма и предписаний иудейского Закона. Апостола вывели из Храма и хотели убить, но тут вмешались воины, взяли его и донесли до лестницы, ведущей к крепости Антония. Святой Павел обратился к народу по-арамейски, добился тишины и рассказал о своем обращении. Но едва он упомянул о том, что был послан к язычникам, толпа стала кричать: «Истреби от земли такого! Ибо ему не должно жить» (Деян. 22: 22). Тысяченачальник приказал подвергнуть его бичеванию, но когда апостол сказал, что он – римский гражданин, его не стали пытать. На следующий день его привели к синедриону, и святой Павел сказал, что был заключен в тюрьму за веру в воскресение. Эти слова вызвали распрю между саддукеями и фарисеями, которые не были согласны между собой именно по этому вопросу. Тогда апостола отвели обратно в крепость. На следующую ночь ему явился Господь и сказал: «Дерзай, Павел; ибо, как ты свидетельствовал о Мне в Иерусалиме, так надлежит тебе свидетельствовать и в Риме» (Деян. 23: 11). Тысяченачальник же, узнав, что иудеи согласились убить Павла, перевел его под конвоем в Кесарию, бывшую резиденцией прокуратора Феликса. Вскоре туда пришел первосвященник и несколько старейшин свидетельствовать против Павла, но апостол показал, что не сделал ничего предосудительного ни в отношении римских законов, ни в отношении Закона иудейского. Феликс отложил разбирательство до прихода тысяченачальника Лисия, а сам тем временем пришел вместе с женой слушать слова узника о Господе Иисусе. Но когда апостол заговорил о воздержании и о будущем суде, Феликс испугался и отослал его. Святой Павел провел в кесарийской тюрьме два года, пока преемник Феликса, Порций Фест, не отослал его на суд в Иерусалим (60). Тогда Павел, как римский гражданин, потребовал кесарева суда. Он предстал перед царем Агриппой, прибывшим из Кесарии приветствовать Феста. Агриппа выслушал его оправдание и сказал, что можно было бы освободить этого человека, если бы он не требовал суда у кесаря. Тогда святого Павла и его спутников вместе с конвоем посадили на корабль, и они поплыли сначала в Миры Ликийские, где пересели на корабль, отправлявшийся в Италию. С большим трудом они добрались до южной оконечности Крита, но не хотели зимовать там и, невзирая на предостережения святого, снова отправились в путь. Вскоре корабль попал в сильную бурю. Спутники Павла потеряли всякую надежду на спасение. Но апостол рассказал им о явлении ангела, возвестившего, что Господь дарует жизнь ему и всем плывущим с ним, ибо он должен прибыть в Рим. Через четырнадцать дней корабль сел на мель у Мальты, где потерпевшие крушение могли перезимовать. Через три месяца они продолжили плавание и, пройдя через Сиракузы и Регий, пристали в порту Путеолы (Пуццуоли), а оттуда пешком пришли в Рим по Аппиевой дороге. Братья, извещенные о прибытии святого Павла, вышли навстречу знаменитому узнику. В столице апостолу было позволено жить на льготном положении, в отдельном помещении, где он мог свободно принимать посетителей.
Мученическая смерть апостола Павла
Мученическая смерть апостола Павла
Во время двухлетнего пребывания в Риме (61–63) он написал Послания к колоссянам, филиппийцам и ефесянам. В них апостол говорит о всей глубине таинства Христа, бывшего от века сокровенным в Господе и явившегося по исполнении времен. Тот, в Котором полнота Божества обитает телесно, явился для того, чтобы в Нем вся тварь на земле и на Небесах примирилась посредством Креста и чтобы люди через Него стали сынами Божиими по действию благодати Святого Духа (см.: Еф. 1: 4–12). Святой Павел неустанно увещевал Церкви совершать все в порядке и в любви. Он призывал учеников «облечься в нового человека» (Еф. 4: 24), чтобы, возрастая в евангельской любви и истине к Тому, Кто есть Глава Церкви, они исполнили полноту Тела Христова.   Императорский суд над святым Павлом постановил освободить его за отсутствием вины. Апостол был освобожден и, вероятно, отправился в Испанию, как давно того хотел (см.: Рим. 15: 24)[13]. Возможно, после этого он совершил еще одно путешествие на Восток, посетив Крит, Малую Азию, Троаду и Македонию, о чем свидетельствуют Послания к Тимофею и к Титу. Затем апостол снова был арестован (67) при неизвестных обстоятельствах и препровожден в Рим. Вместе с ним был только святой Лука. Теперь святого Павла содержали в гораздо более тяжелых условиях, чем в первый раз. Из своей мрачной, холодной и сырой темницы он писал: «Время моего отшествия настало. Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил; а теперь готовится мне венец правды, который даст мне Господь…» (2 Тим. 4: 6–8). После того как святой Павел был, как римский гражданин, подвергнут суду, его приговорили к смерти. Неподалеку от города, на Остийской дороге, святому апостолу Павлу отрубили голову. По преданию, она, упав, трижды ударилась о землю, и из этих мест забили три источника.     Из книги «Синаксарь: Жития святых Православной Церкви», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря. Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря
  12 июля 2012 г.  
                                 
Два Рима пали – четвертому не быть. Формула была не гордыней, а предостережением: если Москва окажется недостойной – мир в дальнейшем будет оставлен без центральной государственной Христианской власти. Кроме указания главного символа, указания на великое призвание, Тихвинская икона, как и Курская, служила символом Хожения Богородицы по русским мукам. Особенно это сказалось через 200 лет после появления иконы, в начале ХVII века, в смутное время, когда Россию громили и свои воровские, и польские, и литовские шайки, и шведы на севере. Духовным центром защиты восточной части Новгородской земли была Тихвинская Богородица. Древние списки ее утешают в ХХ-м веке русских изгнанников. Один стоит в храме Сергиевского подворья в Париже, другой, возможно сама подлинная икона, вывезен в Америку и укрепляет там русскую душу. Как первые века, так и последние пятьдесят с небольшим лет истории чудотворного образа Матери Божией, уже седьмое столетие известного под именем Тихвинского, скрыты под покровом тайны. По преданию, образ этот написан при жизни Пречистой святым апостолом и евангелистом Лукой, передавшим его своему ученику Феофилу в град Антиохию. Затем икона пребывала в Иерусалиме, а в У веке была взята византийской императрицей Евдокией в Константинополь. В годы временного торжества иконоборческой ереси образ скрывали иноки из обители Пантократора, после чего он не один век оставался одной из главных святынь Царьграда, пока однажды чудесным образом не исчез из вмещавшего его храма, чтобы в 1383 году явиться на Руси, в новгородских пределах, возле города Тихвина.   Сначала дивный образ, плывущий в светящихся облаках, заметили рыбаки на Ладожском озере, затем он после усердных молитв опускался на землю в нескольких окрестных селах и, наконец, окончательно остановился на речке Тихвинке, притоке реки Сясь, впадающей в Ладогу, где вскоре был выстроен храм во имя Успения, на правом столпе которого, у западных дверей, и поместили чудотворный образ. Было это ровно за полвека до взятия Константинополя турками (в 1453 году) и окончательного падения Византийской империи. Чудесное перемещение чудотворной из Второго Рима в Третий знаменовало собою и скорый переход центра христианской власти из Царьграда в Москву. В царствование Ивана Грозного вокруг Успенского храма в Тихвине был выстроен мужской монастырь, привлекавший многие тысячи паломников со всех концов русской земли. В окружении стен сей обители Тихвинская прославилась множеством чудесных исцелений. А когда монастырь осадили шведы, голос Пречистой повелел одной благочестивой женщине пронести Ее образ по стенам обители, и устрашенные неведомой силою шведы бежали. Поэтому Тихвинская обитель и испытывала всегда на себе особенные внимание и покровительство благочестивых русских царей; в знак особой чести ее архимандриты при богослужениях пользовались преимуществами, обыкновенно положенными лишь архиереям. Уже вскоре после явления чудотворной произошло и иное чудо. Когда на Пречистенском погосте (в будущем городе Тихвин) был выстроен первый деревянный храм, местный пономарь Юрыш (Георгий) отправился известить окрестных крестьян о начале богослужений. На обратном же пути ему в сиянии небесного света предстала Пречистая, восседающая на сосновой колоде с жезлом в руках, а возле Нее – Никола-Чудотворец в святительском облачении. Иконы особого типа, с изображением этого чудесного явления, также прославились чудесами в нескольких местах: в подмосковном селе Павловское Звенигородского уезда, в Епифановке Горбатовского уезда Нижегородской губернии, в Алексеевке-Лосевке под Воронежем. В самом же Тихвинском монастыре по двадцать четыре раза в год совершались крестные ходы с чудотворной иконою, украшала ее драгоценная риза, висела перед ней золотая лампада. Богат и славен был монастырь, пока не настало новое и, казалось всем, необратимое его разорение. С закрытием обители чудотворный образ попал в местный музей, где, насколько известно, серьезному научному исследованию так и не подвергался. В годы Великой Отечественной городом ненадолго овладели нацисты, а с их уходом исчезла чудотворная. Говорят, Тихвинскую видели в 1944 году в одном из антикварных магазинов оккупированной немцами Риги. Сейчас достоверно известно лишь, что она находится за океаном, в частном владении в городе Чикаго. О самих владельцах и об их дальнейших намерениях ходят самые разные слухи; в последнее время – о том, в частности, будто они готовы отдать икону обратно в Тихвин при условии то ли одного лишь возрождения монастыря, то ли полного слияния Русской Православной и Русской Зарубежной Церквей. Уполномочен ли кто в России на соответствующие переговоры и ведутся ли они вообще, доподлинно не знаем. Скажем же о том, что известно. Согласно старым описаниям, икона «греческого письма», «значительных размеров; лик темный, почти черный». В течение веков не раз и довольно сильно поновлялась; по всей вероятности, видимый на ней ныне слой письма принадлежит изографу Игнатию Греку, работавшему для московского князя Юрия Дмитриевича. Издавна было замечено, что рука Пречистой «отличается необыкновенной теплотою, ощутительной для губ при прикладывании». Опять же по слухам, проведенные уже в Америке рентгеновские исследования показали наличие в этом месте иконной доски некоей аномальной зоны. Принадлежит Тихвинская к типу Одигитрии, Пречистая изображена по пояс, ликом Своим обращена вправо от молящегося (хотя по благочестивой традиции правая и левая стороны на иконах определяются с точки зрения тех, кто изображен на них); сложение пальцев на руке Младенца – двуперстное. Уже во второй половине ХVI столетия древнерусские книжники стали отождествлять Тихвинскую с главной святыней Второго Рима – Влахернским образом Богородицы, с переходом которого Русь как единственная тогда православная держава наследовала неповрежденные традиции христианства; другие полагали, что подлинная Влахернская попала на Афон, а в 1653 году была принесена в Москву и поставлена в Успенском соборе. Так или иначе, но именно во времена усиления католической экспансии на окружающие Россию земли появляется «Сказание о Тихвинской Одигитрии», где специально упомянут римский папа Формос, которого считали «первым виновником латинских ересей», а значит, именно в этой иконе видели русские люди преимущественный символ своей преемственности от Второго Рима и своего первенства перед Римом первым. Принадлежность Тихвинской к числу икон, написанных непосредственно Евангелистом Лукой, означала истинность и исконную давность изображаемого на ней сложения пальцев на руке у Младенца – двуперстия. После раскола ХУП века это свидетельство обрело особую роль, ибо икона служила доказательством древности двуперстия даже для неграмотных христиан. Поэтому и «Сказание о Тихвинской…» выдержало целый ряд подпольных переизданий в течение ХVIII – ХIX веков и доселе принадлежит к кругу излюбленного чтения ревнителей старой веры. По той же самой причине очень широкое хождение имели (появившись еще в Выговской пустыни) и имеют медные литые образки «Поклонение иконе Богоматери Тихвинской», встречающиеся как по отдельности, так и в составе складней. Вверху в центре на таких образках помещается образ Богоматери Тихвинской, которому справа (от молящегося) предстоит преподобный Кирилл Белозерский, а слева – преподобный Александр Свирский. Оба они - основатели знаменитых обителей Северной Фиваиды и обоим им были явления Матери Божией. Внизу же попарно, со свитками и книгами в руках, стоят Три Святителя – создатели восточнохристианской литургии Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст – вместе с величайшим из угодников Божиих Николой Чудотворцем (что в числе прочего напоминает о видении Георгию-Юрышу при явлении Тихвинской не только самой Пречистой, но и святителя Николы). Посередине же четырех фигур святителей на таких медных иконках непременно изображается северный русский лес с маковками храмов над ним и вьющейся по пригоркам дорогой, - место молитвенных подвигов целого сонма пустынножителей; это также напоминает об особом заступничестве Тихвинской за эти «полнощные» края. По твердому народному убеждению, она также «имеет нарочитую благодать сохранения здравия младенцев».
Загрузить увеличенное изображение. 450 x 702 px. Размер файла 179149 b. Тихвинская икона, выставленная на поколонение верущим на выставке "Православная Русь
Тихвинская икона, выставленная на поколонение верущим на выставке "Православная Русь" в Москве. 2011 г.
Один из древнейших и наиболее чтимых списков с чудотворного первообраза помещается в местном ряду иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля; чтимые списки имелись также в Пантелеймоновской часовне у Владимирских ворот Китай-города, в Смоленском соборе Новодевичьего морнастыря и в церкви Николы на Щепах. Всего в первопрестольной существовало девять храмов во имя Тихвинской иконы (включая один старообрядческий). Из них ныне действуют церкви в бывшем селе Алексеевское (не закрывалась никогда; по преданию, именно отсюда перепуганный Сталин брал осенью 1941 года поднесенный сюда некогда царем Алексеем Михайловичем список с чудотворной, чтобы обвезти на самолете вокруг осажденной Москвы), в Сущеве (службы возобновлены в 1992 году), при Медведниковской богадельне (ныне Центральная клиническая больница Московской патриархии) трапезная церковь Симонова и надвратная - Донского монастырей. Снесены московские Тихвинские церкви на Бережках в Дорогомилове, в Лужниках, в Скорбященском монастыре; занята под кабак для «новорусских» «красных свиток» старообрядческая церковь на Хавской улице. На невских берегах было шесть храмов во имя Тихвинской иконы (один приходской на Лиговке, где с июля 1993 года возобновлено богослужение, один домовый и четыре – в Александро-Невской лавре и при монастырских подворьях).   Помимо самого первообраза, в Тихвинском Богородицком монастыре имелось несколько чудотворных списков с него; наиболее чтимой была Ополченная икона, сопровождавшую местных ратников во время Отечественной и Крымской войн. В разное время прославились и другие списки с Тихвинской: в Исаакиевском соборе северной столицы (особо прославившийся исцелениями детей), в Воскресенской церкви Новгорода Великого (явлена в 1643 году), в Данкове Рязанской губернии, в Землянске Воронежской губернии, в Даниловом Троицком монастыре Переславля-Залесского. Тихвинскими именовались и несколько иных обителей. Это один из скитов знаменитой Валаамской обители (расположенный в 25 верстах от самого архипелага на острове, мимо которого некогда шла по воздуху чудотворная), и женские монастыри: под Екатеринославом, в Цивильске под Казанью, в слободе Борисовка Грайворонского уезда Курской губернии, близ Керенска под Пензой (там, где в 1687 году явилась местночтимая Тихвинская икона). Еще в одной обители близ самого Тихвина в алтаре Введенского соборного храма находилась Тихвинская икона, принесенная ставшей здесь настоятельницей четвертой супругой Ивана Грозного царицей Дарьей. Число же иных приходских и монастырских Тихвинских церквей и местночтимых икон в городах и весях русской земли и среди русского рассеяния едва ли поддается исчислению. Подобно осколку зеркала, отражающему диск Солнца в той же его полноте и целости, как и большое зеркало, эти списки несут миру всю благодать подлинного первообраза. Верим и надеемся, что и он вернется на нашу землю. Празднование Тихвинской иконе совершается 26 июня по христианскому летоисчислению. В тропаре этого дня поется: Тропарь, глас 4 Днесь, яко солнце пресветлое, возсия нам на воздусе всечестная икона Твоя, Владычице, лучами милости мир просвещающи, юже великая Россия, яко некий дар Божественный свыше благоговейне восприемши, прославляет Тя, Богомати, всех Владычицу, и от Тебе рождшагося Христа Бога нашего величает радостно. Емуже молися, о Госпоже Царице Богородице, да сохранит вся грады и страны християнские невредимы от всех навет вражиих и спасет верою покланяющихся Его Божественному и Твоему пречистому образу, Дево Неискуснобрачная.   Надежда Дмитриева   Из книги "О Тебе радуется!" 7 июля 2005 г.   Владимир Рябушинский  
Покайтеся, приближибося Царствие Небесное
Мф. 3, 2 Так взывал к народу, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, святой Пророк, Предтеча и Креститель Господень Иоанн, память которого Святая Церковь праз­днует сегодня. Несколько раз в годовом круге Церковь Святая совер­шает память этого великого Угодника Божия. Чествова­нию его посвящается и вторник каждой недели. Сегодня мы собрались в этот святой храм, чтобы вместе с Церковью прославить Рождество Предтечи и Крестителя Господня Иоанна. «Прежде неплоды днесь Христова Пред­течу раждает, и Той есть исполнение всякаго пророчества: Егоже бо пророцы проповедаша, на Сего во Иордане руку положив, явися Божия Слова пророк, проповедник, вкупе и Предтеча» (Кондак Рождества святого Иоанна Крести­теля). Явление на свет праведника всегда есть великая милость Божия к людям, ибо праведниками стоит и держится весь мир, А святой Креститель Господень Иоанн является одним из величайших праведников, более которого, по свидетельству Самого Господа нашего Иисуса Христа, никто «не воста в рожденных женами» (Мф. 11, 11). И вот сегодня, в день памяти святого Предтечи Господ­ня мы усугубим внимание на житии этого великого Угод­ника Божия и увидим, какая поистине величайшая ми­лость Божия ниспосылается людям в лице праведников. Из Святого Евангелия мы узнаем, что уже самое Рожде­ние Предтечи Господня было не обыкновенным и сопро­вождалось чудесами. Святой Пророк рождается по пред­сказанию Архангела Гавриила от престарелых родителей: Захарии и Елисаветы. Рождается Предтеча, и священник Захария освобождается от немоты, которой был наказан за неверие. Рождается Предтеча, и радуется Елисавета, с которой снимается поношение за неплодство. Но недолго святой младенец Иоанн утешался лаской престарелых родителей, Отец его — праведный Захария — был убит в храме, а мать — праведная Елисавета, — скрывшись в горах, чтобы спасти младенца от Иродовых убийц, также скоро скончалась. Как проходили детские годы святого Иоанна Крестите­ля — нам неизвестно, так как в Священном Писании на это нет указаний. «Не спрашивай меня, — говорит святи­тель Иоанн Златоуст, — как Иоанн во время зимы и во время зноя солнечного жил в пустыне, особенно в незре­лом возрасте». И отвечает: Иоанн в пустыне обитал, как на небе. Укрепляемое Божественной помощью, дитя возраста­ло и укреплялось духом, готовясь к величайшему служе­нию — уготовить народ к принятию Мессии — Спасителя мира. Тридцать лет он обитал в пустыне, нося одежду из верблюжьего волоса и питаясь лишь акридами и диким медом. Но вот наступило время, и святой Иоанн оставляет пустыню и является на берегах Иордана. «Покайтеся, — раздался голос проповедника поста и покаяния, — приближибося Царствие Небесное». Призы­вом к покаянию и креплению во Иордане святой Иоанн Креститель приготовлял сынов израилевых к принятию Спасителя мира. Стоя на пределах двух Заветов, он, кажется, ничего бо­лее не видел, кроме двух предметов — это грехов челове­ческих, в которых утопал грешный мир, и Агнца Божия, вземлющего грехи мира. «Покайтеся, приближибося Цар­ствие Небесное», — взывает он к народу. И властный призыв к покаянию не остался тщетным. Со всех сторон Иудеи стал стекаться к нему народ, жаждущий очищения от грехов и креститься во Иордане. Спасительное дело проповеди покаяния, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, остается действительным и после пришествия в мир Христа Спасителя. Ведь и Господь начал Свою спасительную проповедь теми же словами: «Покайтеся, приближибося Царствие Небес­ное». Покаяние и вера в Христа Спасителя — это два необхо­димых условия достижения Царства Небесного. Слезы покаяния - это благодатный дождь, который омывает всякую нечистоту душевную, и делающий способной душу к восприятию Божественной благодати. Поэтому призыв Предтечи к покаянию, призыв к ис­правлению, очищению от грехов действенен и для нас. Святой Иоанн Предтеча и ныне взывает к нам, как не­когда взывал к израильскому народу: «Покайтеся, при­ближибося Царствие Небесное». «Покайтеся.., и сотворите же достойный плод покая­ния» (Мф. 3, 10). Будем же, возлюбленные о Господе отцы, братие и сестры, как можно чаще переноситься мыслью в пустыню Иоаннову, постараемся всегда носить в своих сердцах подвиги и светлый образ святого Предтечи Господня и будем молить его, чтобы он и в нас, как некогда в народе иудейском, уготовал путь Спасителю. Очистим свои души от грехов, ибо таково благоволение Божие, В чем да поможет нам Господь молитвами Пречис­той Владычицы нашей Богородицы, святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна и всех святых, стоящих у Пре­стола Божия и непрестанно молящихся о душах наших. Аминь.   Митрополит Симон (Новиков)   7 июля 2004 г.  
Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!   Сегодня мы вновь собрались, чтобы чествовать Божию Матерь, являющую нам Свое заступление через Свою икону, получившую название Владимирской. Сегодняшний праздник связан с одним важным и судьбоносным событием в истории нашего народа. В конце XV века великий московский князь Иван Васильевич III отказался платить позорную и унизительную дань Орде, которая символизировала многовековое рабство, ярем иноплеменников и иноверцев, который висел на шее Руси.   Ордынский хан Ахмат пришел в ярость от такого поступка русского князя и лично привел на Русь свои полчища, похваляясь разорить святые церкви и пленить нашу землю. Нелегко было решиться князю на такой смелый и даже отчаянный поступок. Многие близкие люди, родственники, бояре уговаривали его: «Зачем это сопротивление, мы уже привыкли к такому состоянию, ничего плохого в этом нет, будем платить дань и жить также спокойно, как мы жили». Но великий князь был тверд в своем решении добиться окончательной свободы для своего народа и Отечества. И тогда произошло это чудесное событие, предстательство, в очередной раз, Божией Матери за нашу землю, за нашу страну и за нашу веру. Войска великого князя пришли в реке Угре, а с другой стороны собрались войска хана Ахмата. Происходили небольшие стычки, перестрелки, но то ни другое войско не решалось переправиться через реку и вступить в серьезное сражение. Дело закончилось тем, что неожиданно оба войска, и татарское, и русское, снялись со своих лагерей и разошлись в противоположные стороны. Верующий народ Святой Руси связывает это событие с чудесным заступничеством Божией Матери, потому что в это время была усилена молитва, в Москву была вновь принесена Владимирская икона. Люди молились и твердо уповали на заступничество. Почему это событие так важно? Это не просто значимая историческая веха. Важно то, что окончательное освобождение от ордынского ига произошло не силой меча, не силой оружия, а чудесным заступлением Божией Матери. Нам нечем было гордиться в военном отношении. Это не было победой в ожесточенной битве, какой, например, была битва Куликовская, нет, все произошло по милости Божией. Без большого кровопролития Русь была избавлена от рабского ярма, тяготившего ее многие века. Не раз Божия Матерь являла свое заступление не только нашему народу, но и всем верным христианам и в Греции, и в Сербии, и на христианском Востоке. Множество чудес подобного рода знает история Церкви, а еще большее количество этих чудес нигде не записано, хранится на скрижалях наших сердец, в нашей памяти. Все, стоящие здесь, прекрасно это знают. Хотя бы по тому, что сам факт того, что мы сейчас здесь находимся, является тому подтверждением, еще одним чудом Божией Матери. Долгие десятилетия эта обитель была закрыта, здесь жили люди — служители государства, потом служители искусства. И вот такое преславное чудо явлено нам, людям грешным, ни в коей мере не заслуживающим той любви, которую простирает к нам Божия Матерь. В жизни каждого из нас были события, подобные тем далеким событиям конца XV века. Божия Матерь являет нам свое заступничество и покров, когда мы, полные решимости больше не служить дьяволу, не работать греху, не платить эту изнуряющую душу и тело дань, вступаем на путь истинный свободы. Свободы в Духе Святом. Да, бывают падения, бывают даже отступления. Как и было и в истории: иго было свергнуто, но еще не раз и не два, а сотни раз приходили иноплеменники, иноверные и разоряли труды, разоряли церкви, порабощали людей, уводили в полон. Так и в нашей жизни. Часто страсти вторгаются в нашу жизнь, когда нам кажется, что все уже спокойно, что мы свободны от ига греха. И вот все разоряется, сжигается огнем греха, и мы сидим на пепелище. Но главное — это решимость в борьбе со грехом. Такая же решимость, какая была у великого князя Иоанна в борьбе за свободу своей Церкви и народа. Часто наши близкие, друзья, наши собственные помыслы отговаривают нас от этой борьбы: «Не надо бороться, на этом поприще вас ждут одни страдания и неудобства». Так же, как и бояре говорили князю: «Да ладно, откупись, заплати дань и будем жить спокойно, как жили раньше и как уже привыкли жить». Вся жизнь христианина — это борьба. Бескомпромиссная, непримиримая. И в этой борьбе мы имеем великую силу — заступление Божией Матери. Это неистощимая сила, мощнее всякого оружия, изобретенного умом человеческим. Мы должны помнить, что покров, милость, заступничество Божией Матери — всегда с нами. И благодаря этому у нас есть особые, неиссякаемые силы для борьбы с грехом. Главное, чтобы мы сами по своей гордыне, малодушию и трусости, по своей слабости не отвергли эту божественную благодать, не оскорбили Божию Матерь своими словами и поступками. И тогда победа в этой борьбе будет за нами. Взбранной Воеводе победительная, яко избавльшеся от злых пришествием Твоего честнаго образа, Владычице Богородице светло сотворяем празднество сретения Твоего и обычно зовем Ти: радуйся, Невесто Неневестная  
В 1994 году, 19 июня / 2 июля, Русская Православная Церковь за рубежом прославила в лике чтимых ею святых одного из величайших подвижников Православия XX века, молитвенника за всех страждущих и нуждающихся, защитника и пастыря оказавшихся вдали от многострадальной Родины – святителя Шанхайского и Сан-Францисского Иоанна (Максимовича). Промыслительно, что это произошло в канун празднования дня памяти Всех святых, в земле Российской просиявших. Промыслительно и то, что в год, когда Святая Русь празднует 1020-летие своего крещения, Архиерейский Собор вновь единой Русской Православной Церкви установил общецерковное почитание святителя Иоанна. Торжественное прославление святителя Иоанна, Шанхайского чудотворца, в Сан-Франциско 19 июня / 2 июля 1994 года   К кафедральному собору Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих Радость» в Сан-Франциско за несколько дней до прославления святого стали стекаться верующие со всего мира. Совершались ежедневные заупокойные литургии, панихиды служили ежечасно, исповедь шла непрерывная. За два дня до торжества, в четверг, за литургией причастие преподавалось из пяти чаш. Собор, в котором могла находиться лишь тысяча человек, не мог вместить всех верующих, и снаружи, где на большом экране транслировались все службы, стояло около трех тысяч человек. На торжествах присутствовали три чудотворные иконы Божией Матери: Курская-Коренная, Иверская мироточивая и местная святыня – обновленная Владимирская икона. Прославление возглавил старейший иерарх Русской Церкви за рубежом митрополит Виталий. Ему сослужили 10 архиереев и 160 священнослужителей. В пятницу 1 июля в 1:30 дня в нижнем храме мощи святителя Иоанна Шанхайского были переложены митрополитом Виталием из усыпальницы в раку, сделанную из дорогого дерева. Святой был облачен в белоснежные ризы, обшитые серебряными галунами и крестами; тапочки его были сшиты в Сибири, подризник тоже был из России. Раку торжественно перенесли в верхний храм. В 4:30 была совершена последняя панихида. За всенощной перед полиелеем митрополит Виталий открыл раку: святые мощи, кроме лица, были открыты, руки видны. Икону святителя высоко подняли два рослых священника, и всенародно было спето величание святому. Прикладывание к мощам закончилось в 11 часов ночи. В субботу службы чередовались в приделах храма. Первую литургию совершил в 2 часа ночи епископ Вевейский Амвросий. Ему сослужили свыше 20 священников. Рака была внесена священнослужителями в алтарь и поставлена на горнем месте. Вторая литургия началась в 5 часов утра, за ней причащалось около 300 человек. А в 7 часов утра на Божественной литургии объединились вокруг митрополита Виталия 11 архиереев и около 160 священнослужителей. Пели три хора, было около 700 причастников. Крестный ход шел вокруг всего квартала, все стороны света осенялись чудотворными иконами. Потом святые мощи были положены в специально сооруженные сени в храме. Закончилась служба в 1:30 дня. Праздничная трапеза объединила около двух тысяч человек. За ней читалось похвальное слово святителю Иоанну. Архиепископ Берлинский и Германский Марк произнес приличествующую случаю речь. Торжества продолжались и на второй день, в воскресенье Всех святых, в земле Российской просиявших. Поток богомольцев к раке святителя не прекращался. Так проходило великое духовное торжество – причисление к лику святых святителя Иоанна, Шанхайского чудотворца, в городе Сан-Франциско 2 июля 1994 года. Это событие не только наполнило радостью сердца русских, проживающих в зарубежье, но возвеселило сердца множества людей в России, знавших о необыкновенной жизни владыки Иоанна. Оно охватило и новообращенных в Православие, рассеянных по всему миру, – православных французов, голландцев, американцев… Кем же был этот человек, который прозорливо направлялся к больному, возвращал к жизни умирающего, изгонял бесов у одержимого? Детство и отрочество будущего святителя   Михаил Максимович в возрасте 15 лет Михаил Максимович в возрасте 15 лет Будущий святитель Иоанн родился в селе Адамовка Харьковской губернии 4 июня 1896 года. В святом крещении он был назван Михаилом – в честь святого архангела Божия. Род его, Максимовичей, издавна отличался благочестием. В XVIII веке из этого рода прославился святитель Иоанн, митрополит Тобольский, просветитель Сибири, пославший первую православную миссию в Китай; после его смерти на его могиле происходило множество чудес. Он был прославлен в 1916 году, и его нетленные мощи по сей день почивают в Тобольске.   Миша Максимович был болезненным ребенком. Он сохранял хорошие отношения со всеми, но особо близких друзей не имел. Любил животных, особенно собак. Шумных детских игр не любил и был часто погружен в свои мысли. С детства Миша отличался глубокой религиозностью. На своей хиротонии в 1934 году он так охарактеризовал настроение своих детских лет: «С самых первых дней, как я начал осознавать себя, я захотел служить праведности и истине. Мои родители возожгли во мне усердие неколебимо стоять за правду, и душа моя была пленена примером тех, кто отдал за нее жизнь». Он любил играть «в монастырь», наряжая игрушечных солдат монахами и делая из игрушечных крепостей монастыри. Он собирал иконы, религиозные и исторические книги – и так образовалась у него большая библиотека. Но более всего он любил читать жития святых. Этим он оказал большое влияние на своих братьев и сестру, которые благодаря ему знали жития святых и русскую историю. Святая и праведная жизнь Михаила произвела сильное впечатление на его французскую гувернантку, католичку, и она приняла Православие (Мише было тогда 15 лет). Он помог ей приготовиться к этому шагу и учил ее молитвам. Загородное имение Максимовичей, где вся семья проводила лето, было расположено в 12 верстах от знаменитого Святогорского монастыря. Родители часто посещали монастырь и подолгу жили там. Переступая ворота монастыря, Миша вступал с увлечением в монашескую стихию. Там жили по афонскому уставу, там были величественные храмы, высокая «гора Фавор», пещеры, скиты и большое братство в 600 монахов, среди которых были и схимники. Все это привлекало Мишу, жизнь которого с детства выстраивалась по житиям святых, и побуждало его часто приходить в монастырь. Когда ему исполнилось 11 лет, он поступил в Полтавский кадетский корпус. И здесь он оставался таким же тихим и религиозным, мало походя на солдата. В этом училище, когда ему исполнилось 13 лет, он отличился одним поступком, навлекшим на него обвинение в «нарушении порядка». Кадеты часто шли церемониальным маршем в город Полтаву. В 1909 году по случаю 200-летия Полтавской битвы этот марш был особенно торжественным. Когда кадеты проходили перед полтавским собором, Михаил повернулся к нему и… перекрестился. За это соученики его долго осмеивали, а начальство наказало. Но по заступничеству великого князя Константина Константиновича наказание было заменено похвальным отзывом с указанием на здравые религиозные чувства мальчика. Так что и насмешки товарищей сменились уважением. По окончании кадетского корпуса Миша хотел поступить в Киевскую духовную академию. Но родители его настаивали, чтобы он поступил в Харьковскую юридическую школу, и, послушания ради, он стал готовиться к карьере юриста. В Харькове покоились мощи архиепископа Мелетия († 1841). Это был аскет; он, практически, никогда не спал, был прозорливцем и предсказал свою кончину. На его гробе, под храмом, постоянно служились панихиды… То же самое позже повторилось и в судьбе владыки Иоанна. Во время своей учебы в Харькове – в годы, когда созревает человек, – будущий святитель осознал весь смысл своего духовного воспитания. Тогда как другие молодые люди отзывались о религии как о «бабушкиных сказках», он стал понимать, какая мудрость сокрыта в житиях святых по сравнению с университетским курсом. И он предавался их чтению, хотя и преуспевал в юридических науках. Усваивая мировоззрение и постигая разнообразие деятельности святых – аскетические труды и молитву, он полюбил их всем сердцем, до конца пропитался их духом и стал жить по их примеру. Вся семья Максимовичей была предана православному царю, и молодой Михаил, естественно, не принял Февральской революции. На одном из приходских собраний предложили переплавить колокол – он один этому воспрепятствовал. С приходом большевиков Михаил Максимович был посажен в тюрьму. Освобожден и опять посажен. Окончательно его освободили, лишь когда убедились, что ему было безразлично, где он находится, – в тюрьме или в другом месте. Он в буквальном смысле жил в другом мире и просто отказывался приспосабливаться к той действительности, которая управляет жизнью большинства людей, – он решил неколебимо следовать пути Божественного закона. Эмиграция. В Югославии   Иеромонах Иоанн в Битольской семинарии Иеромонах Иоанн в Битольской семинарии Во время гражданской войны вместе с родителями, братьями и сестрой Михаил был эвакуирован в Югославию, где поступил в Белградский университет. Он окончил его Богословский факультет в 1925 году, зарабатывая на пропитание продажей газет. В 1926 году в Мильковском монастыре Михаил Максимович был пострижен в монахи митрополитом Антонием (Храповицким), причем с именем в честь его дальнего родственника – святителя Иоанна Тобольского. На праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы 30-летний инок стал иеромонахом.   В 1928 году отец Иоанн был назначен законоучителем в Битольскую семинарию. Там училось 400–500 студентов. И отец Иоанн любовью, молитвой и трудами принялся за воспитание молодых людей. Он знал каждого ученика, его нужды, и каждому он мог помочь разрешить любое недоумение и дать добрый совет. Один из студентов так отзывался о нем: «Отец Иоанн любил нас всех, и мы – его. В наших глазах он был воплощением всех христианских добродетелей: мирный, спокойный, кроткий. Он стал нам настолько близок, что мы относились к нему как к старшему брату, любимому и уважаемому. Не было конфликта, личного или общественного, которого он не мог бы разрешить. Не было вопроса, на который у него не нашлось бы ответа. Достаточно было кому-нибудь на улице что-то у него спросить, как он немедленно давал ответ. Если вопрос был более важным, он обычно отвечал на него после службы в храме, в классе или в кафетерии. Ответ его был всегда информативно насыщенным, ясным, полным и компетентным, потому что исходил от человека высокообразованного, имеющего два университетских диплома – по богословию и по праву. Ежедневно и еженощно он молился за нас. Каждую ночь он, как ангел-хранитель, оберегал нас: одному поправлял подушку, другому одеяло. Всегда, входя в комнату или выходя из нее, он благословлял нас крестным знамением. Когда он молился, студенты ощущали, что он беседовал с жителями небесного мира». Епископ Охридский Николай (Велимирович), великий сербский богослов и проповедник, обратился однажды к группе студентов так: «Дети, внимайте отцу Иоанну! Он ангел Божий в человеческом обличье». Совсем сказочный эпизод произошел с отцом Иоанном, когда его вызвали на хиротонию в Белград в 1934 году. Приехав в Белград, он встретил на улице знакомую даму и стал объяснять ей, что произошло недоразумение: должны хиротонисать какого-то отца Иоанна, а вызвали по ошибке его. Вскоре он ее опять встретил и, озадаченный, объяснил ей, что оказывается хиротония касается его самого. Посылая его епископом в Китай, митрополит Антоний писал: «Вместо меня, как мою собственную душу, как мое сердце, посылаю вам епископа Иоанна. Этот маленький, тщедушный человек, с виду почти ребенок, на деле зерцало аскетической твердости в наше время всеобщего духовного расслабления». На Дальнем Востоке. Шанхай   Епископ Шанхайский Иоанн Епископ Шанхайский Иоанн Прибыв в Шанхай, владыка Иоанн столкнулся с разгоревшимися в церковной жизни конфликтами. Поэтому сначала ему пришлось умиротворять враждующие партии.   Особое внимание владыка уделял религиозному образованию и взял себе за правило присутствовать на устных экзаменах по закону Божию во всех православных школах Шанхая. Он стал одновременно попечителем различных благотворительных обществ, активно участвуя в их работе. Для сирот и детей нуждающихся родителей он устроил приютский дом, поручая их небесному покровительству святителя Тихона Задонского, особенно любившего детей. Владыка сам подбирал больных и голодающих детей на улицах и в темных переулках шанхайских трущоб. Владыка старался заменить им отца, особенно оказывая им внимание во время великих праздников Рождества и Пасхи, когда родители так стараются порадовать своих детей. В такие дни он любил устраивать детям вечера, например с рождественской елкой, представлениями, доставал им духовые инструменты. Его радостью было видеть молодых людей, объединенных в братстве святителя Иоасафа Белгородского, где проводились беседы на религиозные и философские темы, занятия по изучению Библии. Владыка был крайне строг к себе. Его подвиг основывался на молитве и посте. Пищу он принимал один раз в день – в 11 часов вечера. В первую и последнюю седмицу Великого поста не вкушал вовсе, а в остальные дни Великого и Рождественского постов – только алтарный хлеб. Ночи проводил обычно в молитве и, когда силы его истощались, клал голову на пол или находил краткий покой, сидя в кресле. Чудеса по молитвам владыки Иоанна   Святитель Иоанн на острове Тубабао Святитель Иоанн на острове Тубабао Многочисленны чудеса, происходившие по молитвам владыки Иоанна. Описание некоторых из них позволит представить всестороннюю духовную силу святителя.   В приюте заболела семилетняя девочка. К ночи у нее поднялась температура, и она стала кричать от боли. В полночь ее отправили в больницу, где определили заворот кишок. Созвали консилиум врачей, которые объявили матери, что состояние девочки безнадежно и что она не вынесет операции. Мать просила спасти дочь и сделать операцию, а сама ночью же пошла к владыке Иоанну. Владыка позвал мать в собор, открыл царские врата и начал молиться перед престолом, и мать, стоя на коленях перед иконостасом, тоже горячо молилась о дочери. Это длилось долго, и уже наступило утро, когда владыка Иоанн подошел к матери, благословил ее и сказал, что она может идти домой, – ее дочь будет жива и здорова. Мать поспешила в больницу. Хирург сказал ей, что операция прошла успешно, но никогда еще он не наблюдал такого случая в своей практике. Только Бог мог спасти девочку по молитвам матери. Тяжело больная женщина в больнице звала владыку. Доктор сказал, что она умирает и не стоит беспокоить владыку. На другой день владыка приехал в госпиталь и говорит женщине: «Что ты мне мешаешь молиться, ведь сейчас я должен совершать литургию». Причастил умирающую, благословил и уехал. Больная уснула и стала после этого быстро поправляться. Заболел бывший преподаватель коммерческого училища. В больнице врачи определили сильно воспаленный аппендицит и сказали, что он может умереть на операционном столе. Жена больного пошла к владыке Иоанну, рассказала ему все и просила помолиться. Владыка пошел в больницу, возложил руки на голову больного, долго молился, благословил его и ушел. На следующий день медсестра рассказала жене, что когда она подошла к больному, то увидела его сидящим на кровати, простыня, на которой он спал, была вся в гное и крови: аппендицит ночью прорвался. Больной выздоровел. После эвакуации из Китая владыка Иоанн с паствой очутился на Филиппинах. Однажды он посетил больницу. Откуда-то издалека доносились страшные крики. На вопрос владыки медсестра отвечала, что это безнадежная больная, которую изолировали, потому что она всех беспокоит своим криком. Владыка хотел немедленно идти туда, но медсестра ему не советовала, так как от больной исходило зловоние. «Это не имеет значения», – ответил владыка и направился в другое здание. Он возложил женщине на голову крест и начал молиться, затем исповедал ее и причастил. Когда он уходил, она уже не кричала, но тихо стонала. Некоторое время спустя владыка опять посетил госпиталь, и эта женщина сама выбежала ему на встречу. А вот случай изгнания бесов. Рассказывает отец об исцелении своего сына. «Сын мой был одержимый, он ненавидел все святое, все святые иконы и кресты, расщеплял их на тончайшие палочки и очень радовался этому. Я возил его к владыке Иоанну, и тот его ставил на колени, клал ему на голову то крест, то Евангелие. Мой сын бывал очень печальным после этого, а иногда и убегал из собора. Но владыка велел мне не отчаиваться. Он сказал, что будет продолжать за него молиться, и со временем он поправится, а пока что пусть продолжает лечиться у докторов. “А вы не переживайте, Господь не без милости”». Так тянулось несколько лет. Однажды сын дома читал Евангелие. Лицо его было светлое и радостное. И он заявил отцу, что надо ему поехать в Минхон (в 30–40 км от Шанхая), в дом для умалишенных, куда он ездил иногда: «Мне надо туда ехать, там Дух Божий очистит меня от духа зла и тьмы, и я тогда отойду ко Господу», – сказал он. Привезли его в Минхон. Через два дня отец приехал его навестить и увидел, что сын его беспокойный, беспрерывно мечется в кровати, и вдруг он принялся кричать: «Не надо, не подходи ко мне, я тебя не хочу!» Отец вышел в коридор, чтобы узнать, кто идет. Коридор был длинный и выходил на аллею. Там отец увидел автомобиль, из него вышел владыка Иоанн и направился к госпиталю. Отец вошел в палату и видит, что его сын мечется на кровати и кричит: «Не подходи, я тебя не хочу, уйди, уйди!» Потом успокоился и стал тихо молиться. В это время раздались шаги по коридору. Больной вскочил с постели и побежал по коридору в одной пижаме. Встретив владыку, упал перед ним на колени и плакал, прося отогнать от него духа зла. Владыка положил свои руки на его голову и прочитал молитвы, потом взял его за плечи и повел в палату, там уложил его в кровать и молился над ним. Потом причастил. Когда владыка уехал, больной сказал: «Ну вот, наконец совершилось исцеление, и теперь Господь примет меня к Себе. Папа, вези меня скорее, я должен умереть дома». Когда отец привез сына домой, тот был счастлив видеть все в своей комнате, а особенно иконы; начал молиться и взял Евангелие. На следующий день стал торопить отца, чтобы скорее звал священника, чтобы еще раз причаститься. Отец говорил, что он только вчера причащался, но сын возражал и говорил: «Папа, скорее, скорее, а то не успеешь». Отец позвонил. Приехал батюшка, и сына еще раз причастили. Когда отец проводил священника до лестницы и вернулся, сын его изменился в лице, еще раз ему улыбнулся и тихо отошел ко Господу. Вот так был прославляем Бог в действиях святителя Иоанна. Но нашлись люди, которые его возненавидели, на него клеветали, старались его оттеснить, и даже нашлись такие, которые попытались его отравить и почти преуспели в этом, ибо святитель был при смерти. Во время эвакуации из коммунистического Китая владыка Иоанн проявил себя как пастырь добрый, ведущий паству свою к тихому пристанищу, пастырь, готовый душу свою положить за овцы своя. Известен случай, когда он сутками сидел на ступенях Белого дома в Вашингтоне и таким образом добился разрешения на въезд в Соединенные Штаты для пяти тысячам беженцев. В Западной Европе В начале 1950-х годов владыка Иоанн был назначен на Западно-Европейскую кафедру с титулом архиепископа Брюссельского и Западно-Европейского. Поселился он в кадетском корпусе в Версале. И опять при любимых им детях. Владыка оказался незаменимым попечителем и отцом для сестер Леснинской обители, только что эвакуировавшихся из Югославии. Он с особой ревностью служил в храме-памятнике в Брюсселе, воздвигнутом в память царской семьи и всех жертв революции. Он нашел в Париже хороший особняк и устроил в нем свой кафедральный храм, посвященный Всем русским святым. Владыка неутомимо объезжал храмы своей широко раскинутой епархии. Он непрестанно посещал госпитали и тюрьмы. В Западной Европе его деятельность приобрела апостольское значение. Он ввел почитание западных святых первых веков, представив Синоду на утверждение список с подробными указаниями сведений о жизненном пути каждого святого в отдельности. Он способствовал развитию французской и голландской Церквей. Пусть результаты в этой области многими ставятся под вопрос, но ищущим православной веры и жизни он не мог отказать в своей поддержке, возлагая, очевидно, надежду на духовную настроенность отдельных лиц. Эта его деятельность нашла свое оправдание во многих случаях. Укажем только на тот факт, что рукоположенный им священник-испанец прослужил около 20 лет настоятелем в созданном им парижском храме. По молитвам владыки Иоанна происходило множество чудес и в Западной Европе. Для свидетельства о них потребуется особый сборник. В дополнение к таким разносторонним чудесным явлениям, как прозорливость, исцеление душевных и телесных немощей, имеются два свидетельства о том, что владыка пребывал какой-то момент в сиянии и стоящим на воздухе. Об этом свидетельствовала одна монахиня Леснинской обители, а также чтец Григорий в церкви Всех русских святых в Париже. Последний, закончив однажды чтение часов, подошел за дополнительными указаниями к алтарю и увидел через приоткрытую боковую дверь владыку Иоанна в лучезарном свете и стоящим не на земле, но на высоте примерно в 30 см. В Соединенных Штатах Америки. Сан-Франциско   На побережье дальнего Запада Америки, на свою последнюю кафедру, владыка прибыл осенью 1962 года. Архиепископ Тихон ушел по болезни на покой, и в его отсутствие строительство нового кафедрального собора остановилось, так как острые разногласия парализовали русскую общину. Но под руководством владыки Иоанна мир был в какой-то мере восстановлен и величественный собор закончен.   Но нелегко было владыке. Много пришлось ему кротко и молчаливо терпеть. Его вынудили даже явиться в общественный суд, что было вопиющим нарушением церковных канонов, требуя ответа на абсурдное обвинение в сокрытии им нечестных финансовых операций приходского совета. Правда, все привлеченные к ответу были в конце концов оправданы, но последние годы жизни владыки омрачились горечью от поношений и преследований, которые он переносил всегда без жалоб и осуждения кого-либо. Сопровождая чудотворную Курскую-Коренную икону Богоматери в Сиэтл, владыка Иоанн 19 июня / 2 июля 1966 года остановился в тамошнем Николаевском соборе – храме-памятнике новомученикам Российским. Отслужив Божественную литургию, он оставался еще три часа один в алтаре. Затем, навестив с чудотворной иконой духовных детей, живших недалеко от собора, он последовал в комнату церковного дома, где обычно останавливался. Вдруг послышался грохот, и прибежавшие увидели, что владыка упал и уже отходит. Его посадили в кресло, и он перед чудотворной иконой Богоматери предал душу свою Богу, уснул для этого мира, о чем так ясно предсказывал многим. Шесть дней лежал владыка Иоанн в открытом гробу, и, несмотря на летнюю жару, не ощущалось от него ни малейшего запаха тления, и рука его была мягкой, неокоченевшей. Открытие святых мощей 2/15 мая 1993 года Архиерейским Собором Русской Православной Церкви за границей было принято решение причислить к лику святых архиепископа Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского. Предварительное освидетельствование честных его останков состоялось 28 сентября / 11 октября 1993 года. Вторичное освидетельствование и переоблачение останков святителя имело место 1/14 декабря 1993 года, в день памяти праведного Филарета Милостивого. При пении ирмосов великого канона «Помощник и Покровитель» была снята крышка с гроба, и перед охваченными трепетом и благоговением священнослужителями предстали нетленные останки владыки: сохранились брови, ресницы, волосы, усы, борода; рот приоткрыт, руки слегка приподняты, пальцы частично согнуты, создавая впечатление, что владыка проповедует с движением руки; все мышцы, сухожилия, ногти сохранились; тело легкое, высохшее, застывшее. При пении канона святителя Андрея Критского приступили к помазанию всего тела елеем. Затем совершено было помазание святых мощей миром от иконы Божией Матери Иверской мироточивой при пении тропаря «От святыя иконы Твоея, о Владычица Богородице…». После этого началось облачение в новые одежды, вплоть до архиерейского облачения белоснежного цвета с серебряными галунами и крестами. Отслужена была заключительная заупокойная лития. «Вечная память» разнеслась по всей вселенной. А потом с воодушевлением запели: «Православия наставниче, благочестия учителю и чистоты, вселенныя светильниче, архиереев богодухновенное удобрение, Иоанне, премудре, ученьми твоими вся просветил еси, цевнице духовная, моли Христа Бога спастися душам нашим». Тропарь святителю Иоанну, глас 5 Попечение твое о пастве в странствии ея, / се прообраз и молитв твоих, за мир весь присно возносимых: / тако веруем, познав любовь твою, святителю и чудотворче Иоанне! / Весь от Бога освящен священнодействием пречистых таин, / ими же сам присно укрепляем, / поспешал еси ко страждущим, / целителю отраднейший. // Поспеши и ныне в помощь нам, всем сердцем чтущих тя.   2 июля 2008 г.  
В субботу (1 июля) в связи с отменой утреннего богослужения в Казанском храме (о. Валерий будет служить в Сретенском храме) переносится время начала молебна о страждующих недугом пьянства. Молебен состоится в 15 .00
Воскресенье, 25 Июнь 2017 10:59

Преподобный Онуфрий Великий

Приблизительно в конце IV века в одном из египетских монастырей подвизался святой Пафнутий[1]. Однажды ему пришла мысль пойти вглубь пустыни, чтобы найти там людей Божиих и получить от них благословение. Через четыре дня пути запасы пищи у него кончились , и святой упал от истощения. Явившийся ангел укрепил его и 14 дней вел по пустыне. Все это время святой Пафнутий оставался без пищи. Вдруг он увидел человека, страшного видом, нагого и покрытого шерстью, как животное. Из одежды незнакомец носил только опоясание, сделанное из ветвей деревьев. Человек был похож на труп, так его плоть была истощена аскезой, а белые как снег волосы спускались до земли. Пафнутий испугался его вида и спрятался. Незнакомец же обратился к нему, назвав по имени. Когда они обменялись святым целованием, отшельник рассказал Пафнутию историю своей жизни. Он был сыном персидского царя. Родители вымаливали его у Бога в течение долгих лет. После рождения сына царь получил откровение от Господа крестить мальчика с именем Онуфрий и тотчас отнести в египетский монастырь, чтобы посвятить Богу. Лань, питавшая младенца по дороге, кормила его молоком и в монастыре, пока ему не исполнилось 3 года. В прекрасной общине ребенок рос в страхе Божием и любви ко всем заповедям. Он без конца слышал, как превозносят отшельников, которые, соперничая с пророком Илией и святым Иоанном Крестителем, живут в пустыне ради одного Бога и всецело стремятся к будущему блаженству, а не к человеческому утешению. Тогда Онуфрий возгорелся неутолимым желанием им подражать. Ночью он покинул монастырь. На дороге святому явился ангел-хранитель, окруженный блистающим светом, и пообещал помогать ему до самой смерти. Ангел довел монаха до пещеры, где жил старый отшельник Ермий. Он в течение нескольких дней учил Онуфрия пустынному житию, а потом отвел к месту его будущих подвигов. Там росла пальма и бил источник чистой воды. Впоследствии старец приходил к Онуфрию раз в год вплоть до своей блаженной кончины. В этом месте святой Онуфрий 60 лет без устали вел духовную брань против природы, плотской немощи и бесов. Он терпел зной, ночной и зимний холод, голод и болезни, чтобы получить блага, обещанные Богом тем, кто Его возлюбил. И Господь никогда не оставлял святого без Своей помощи. Когда одежда отшельника совсем превратилась в лохмотья, по воле Божией все его тело покрылось волосяным покровом, который защищал Онуфрия от сурового климата. Ангел каждый день приносил ему хлеб. На вопрос Пафнутия, как причащаются пустынники, старец ответил, что каждое воскресенье ангел Божий приносит им святое причастие, которое дарует отшельникам духовное утешение и силы продолжать подвиги. «Оставив всякое мирское попечение, чтобы посвятить себя единому Богу, мы не чувствуем, – сказал он, – ни голода, ни жажды, ни какой иной скорби. И когда один из нас с тоской желает снова увидеть людей, ангелы показывают ему рай. При виде наполняющего его Божественного света подвижник забывает все свои труды и страдания и с возросшей ревностью возвращается к подвигам». Потом Онуфрий отвел гостя в свою келью, где они продолжили беседу до вечера. Там Пафнутий увидел хлеб, посланный для них Богом. Подкрепившись, они провели всю ночь в молитве. Утром Онуфрий открыл гостю, что пришло его время отправиться в Небесное отечество, а Пафнутий был послан Богом, чтобы позаботиться о его могиле. Старец приказал ему вернуться к людям и научить их пустынному житию, чтобы они по мере своих сил могли ему подражать. Когда он, помолившись, лег на землю, его лицо просияло светом горнего мира, и то место наполнилось благоуханием. Раздались удары грома и разверзлось небо, чтобы пропустить все ангельское воинство, пришедшее забрать душу старца. Посреди этого праздничного лика был слышен голос Христа, призывавший душу Своего служителя достичь блаженства. Когда святой Пафнутий проливал обильные слезы над телом подвижника и недоумевал, как вырыть могилу в иссушенной почве, пришли два льва и выкопали ров, в котором он похоронил тело святого Онуфрия. Вернувшись в Египет, Пафнутий свидетельствовал, что плотские люди действительно могут в этом мире вести жизнь, подобную ангельской. Святой Пафнутий богоугодно провел остаток дней и в мире почил, чтобы присоединиться к сонму праведников. Составитель — иеромонах Макарий Симонопетрский,
адаптированный русский перевод — издательство Сретенского монастыря
 

 

Написать нам

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

Счётчики

счетчик посещений Яндекс.Метрика