Психологический компонент гестационной доминанты

Психологический компонент гестационной доминанты

Бударина В.А., Аранович И.Ю.

В России ежегодно происходит 10-11 тысяч случаев отказа от детей. Если учесть, что в России родильных домов и отделений 2245, получается, что на один родильный дом приходится около пяти отказов. К отказу от детей приводит комплекс психологических и социальных причин. К психологическим причинам отказа от детей можно отнести присутствие у беременных женщин неоптимальных типов психологического компонента гестационной доминанты.

На развитие того или иного типа психологического компонента гестационной доминанты влияет ряд факторов. Мы предполагаем, что ценностные ориентации беременных женщин влияют на развитие того или иного типа гестационной доминанты.

Целью нашего исследования является изучение таких личностных особенностей женщин в период беременности, как механизмы психической саморегуляции, направленность на создание условий для развития будущего ребенка, отношение женщины к своей беременности, стереотипы поведения , и влияние ценностных ориентаций на их формирование.

Объект исследования — ценностные ориентации личности. Предмет исследования -психологические закономерности формирования личностных особенностей в зависимости от ценностных ориентаций беременных женщин.

В соответствии с целью исследования в работе решались следующие задачи:

1. Проанализировать литературу по теме ценностных ориентаций беременных женщин.

2. Определить ведущие типы психологического компонента гестационной доминанты.

3. Установить взаимосвязь развития типа психологического компонента гестационной доминанты с ценностями женщин в период беременности.

Для достижения цели исследования был выбран комплекс тестовых методик: Тест отношений беременной (И.В.Добряков), Методика Ценностные ориентации. ( М. Рокич), Тест смысложизненных ориентаций (Дж. Крамбо, адаптированный Д.А. Леонтьевым), Опросник личностных ориентаций ( Э. Шостром, адаптация Л.Я Гозман).

Данное исследование с помощью определения ценностных ориентаций у женщин на ранних этапах беременности и при ее планировании поможет предположить тип психологического компонента гестационной доминанты, что даст возможность провести профилактику и коррекцию ее неоптимальных типов.

Рабовалюк Л.Н., Кравцова Н.А. (Владивосток)

Рабовалюк Любовь Николаевна

– аспирант кафедры психологии очной формы обучения ФГБОУ ВПО «Морской государственный университет им. Адмирала Г.И. Невельского», г. Владивосток.

Кравцова Наталья Александровна

– член научно-редакционного совета журнала «Медицинская психология в России»;

– доктор психологических наук, доцент, заведующая кафедрой клинической психологии ГБОУ ВПО ВГМУ Минздравсоцразвития России.

Аннотация. В статье представлены некоторые результаты исследования взаимосвязи возраста и психологического компонента гестационной доминанты беременных женщин (ПКГД). Показано, что выраженность оптимального варианта ПКГД растет пропорционально возрасту женщины, достигая своего максимума у тридцатилетних (31-35), а затем к 40 годам увеличивается степень группы риска ПКГД.

Ключевые слова: гестационная доминанта, психологический компонент гестационной доминанты, возраст, беременность, материнство, беременные женщины, группа риска.

Ссылка для цитирования размещена в конце публикации.

В последнее время психологические аспекты проблемы материнства все чаще становятся предметом научных исследований. При этом существенно возрос интерес к феномену гестационной доминанты. Большой вклад в изучение данного феномена внесли отечественные психофизиологи (А.А. Александров, 2000; А.С. Батуев, 2003; С.О. Бирюкова, А.Г. Кощавцев, 1998; О.Н. Полякова, 2000; Н.М. Сафронова, 2000; Л.В. Соколова, 2003; О.Ф. Солдатова, 1997 и др.) и врачи (В.И. Орлов, А.В. Черноситов, 1997; К.Ю. Сагамонова, Т.Л. Боташева, Е.А. Болдырева, 2011; А.П. Лымарев, 2011; О.В. Яворская, 2008; И.А. Тишевской, 2008; А.Ф. Завадская, Е.М. Попова, К.О. Юшко, 2008 и др.). Психологические аспекты материнства, в том числе и феномен гестационной доминанты, исследуют Р.Г. Добрянская, Е.Д. Евтушенко, Ю.В. Кузьмина, Т.В. Скрицкая, 2008; М.С. Вербицкая, 2008; Т.Н. Жданова, 2003; Г.Г. Филипова, 2002; И.В. Добряков, 2010 и др. [8].

В комплексных исследованиях состояния женщины во время беременности, связанных с успешностью ее адаптации к материнству и обеспечением адекватных условий для развития ребенка, учитываются разнообразные факторы: личностные особенности, история жизни, адаптация к супружеству, особенности личностной адаптации как свойство личности, удовлетворенность эмоциональными взаимоотношениями со своей матерью, модель материнства матери, культурные, социальные и семейные особенности, физическое и психическое здоровье и ПКГД и др.

И.В. Добряков рассматривает психологический компонент гестационной доминанты (ПКГД) как совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, направленных на сохранение гестации и создание условий для развития будущего ребенка, формирующих отношение женщины к своей беременности, ее поведенческие стереотипы [4]. Возраст оказывает сильное влияние на оптимальность типа ПКГД, а также определяет группу риска ПКГД. И.В. Добряков выделил пять типов ПКГД: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный [5], которые мы в свою очередь подразделили на подтипы [7]. Подтипы ПКГД следует выделять для более точной описательной диагностики варианта ПКГД, с целью более тонкого деления беременных женщин на психокоррекционные группы при большой выборке испытуемых. Мы считаем, что не следует проводить профилактические и психокоррекционные мероприятия, четко не разделив женщин по проблемным зонам. Тщательный подход и узкое деление способствуют более детальной проработке проблемы и скорейшему «эффекту выздоровления».

Рис. 1. Условная типология подтипов ПКГД

Для проверки гипотезы была сформирована выборка беременных женщин (всего 188 женщин) в возрасте от 17 до 39 лет (средний возраст – 26,35±0,521 лет) на разных сроках беременности (32,49±0,828). Эмпирическое исследование проводилось на базе КГБУЗ «Владивостокский клинический родильный дом № 2».

Учитывая выше приведенную классификацию выделенных подтипов психологического компонента гестационной доминанты, мы разделили выборку на четыре анализируемые группы по степени выраженности рисков ПКГД (рис. 2).

Рис. 2. Распределение женщин по группам риска ПКГД

Первую группу с преимущественно оптимальным типом ПКГД (пОт ПКГД) составили 54 беременные женщины (28,7%) с чисто оптимальным подтипом ПКГД, с преимущественно оптимальным подтипом психологического компонента гестационной доминанты и с оптимально-эйфорическим подтипом ПКГД. На наш взгляд женщины с вышеперечисленными типами ПКГД не нуждаются в психокоррекционных мероприятиях. У этих женщин не выявлены признаки тревожности или какие-либо психосоциальные факторы, негативно влияющие на процесс гестации.

Вторая группа женщин, названная нами «группа минимального риска» (Грм Р), включала 36 беременных женщин (19,1%) с оптимально-гипогестогнозическим подтипом ПКГД, с эйфоро-оптимальным подтипом ПКГД и с гипогестогнозо-оптимальным подтипом ПКГД. Данная группа женщин нуждается в краткосрочных психокоррекционных мероприятиях. Женщины описываемой группы могут быть отнесены в группу приемлемого риска (оправданного), то есть уровня риска, оправданного с точки зрения психологических, социальных и медицинских факторов. Максимальный уровень приемлемого риска определяет предельный (граничный) уровень опасности, который может быть допущен.

В третью анализируемую группу «умеренного (среднего) риска» (ГрУ Р) вошли 70 женщин (37,2%) с оптимально-тревожным и оптимально-депрессивным подтипами ПКГД. Эйфорический, преимущественно эйфорический, эйфоро-гипогестогнозический, эйфоро-тревожный и эйфоро-депрессивный подтипы ПКГД относятся к группе умеренного риска. В эту группу мы включили и большинство подтипов гипогестогнозического типа ПКГД: чисто гипогестогнозический, преимущественно гипогестогнозический, гипогестогнозо-эйфорический и гипогестогнозо-тревожный, гипогестогнозо-депрессивный подтип ПКГД. Условно выделенная группа женщин с «умеренным риском» нуждается в психокоррекционных мероприятиях по оптимизации ПКГД для профилактики различных психологических и соматических расстройств в период гестации и для профилактики гармоничного развития взаимоотношений матери и ребенка. У беременных женщин данной группы с умеренной долей вероятности возможны возникновения психосоматических расстройств, вероятного осложнения течения беременности и родов, а также возможные нарушение послеродового периода, возможные нарушения в триаде взаимоотношений отец – мать – ребенок. Женщины данной группы, как правило, не плохо адаптированы и имеют незначительные осложнения течения беременности. Мониторинг психологического состояния беременных женщин необходимо проводить с учетом «проблемных зон отношений».

Читайте также:  Слабые коричневые выделения вместо месячных

Группу значительного (максимального) риска (ГрМ Р) составили 28 (14,8%) женщин со всеми подтипами тревожного (чисто тревожный подтип, преимущественно тревожный подтип, тревожно-оптимальный, тревожно-гипогестогнозический, тревожно-эйфорический и тревожно-депрессивный подтипы ПКГД) и депрессивного типов ПКГД (чисто депрессивный подтип, преимущественно депрессивный подтип, депрессивно-оптимальный, депрессивно-гипогестогнозический, депрессивно-эйфорический, депрессивно-тревожный подтип ПКГД). В эту же группу были включены женщины со смешано-тревожным подтипом ПКГД. Женщины данной группы нуждаются в психологической поддержке. Желательно исключать женщин с этими типами ПКГД из психокоррекционных групп и работать с ними индивидуально. При групповой форме психотерапии группы должны включать не более 5 женщин, подобранных по сходному «проблемному компоненту».

Результаты сравнительного анализа анамнестических показателей четырех групп женщин представлены в таблице 1. Как видно из представленных описательных характеристик, группы сопоставимы по сроку беременности и основным социально-демографическим показателям и представляют собой однородную выборку.

Распределение женщин группы риска ПКГД по возрасту представлено на рис. 3. В первую группу вошли 16 женщин (8,5%) в возрасте от 17 до 20 лет. Вторую, самую многочисленную возрастную группу, составили 73 беременных женщины (38,8%) в возрасте от 21 до 25 лет, третью – 69 (36,7%) женщин в возрасте от 26 до 30 лет. Четвертая группа представлена 18 женщинами (9,6%) в возрасте от 31 до 35 лет, и пятая группа – 12 женщин (6,4%) в возрасте от 36 до 39 лет.

Характеристики женщин выборки

Рис. 3. Распределение женщин выборки по возрасту.

Беременные женщины младшей возрастной группы (от 17 до 20 лет включительно) чаще входят в группу умеренного риска (в 75% случаев). Это может быть обусловлено психологической неготовностью молодой женщины стать матерью. Беременность в данном случае, как правило, не запланирована и молодые женщины несколько фрустрированы сложившейся ситуацией. Стоит отметить, что в данной возрастной группе не было обнаружено женщин с преимущественно оптимальным ПКГД. Группа минимального и максимального риска в процентном соотношении распределились одинаково – по 12,5%. Следовательно, в данной возрастной группе низкие показатели по оптимально-гипогестогнозическому, эйфоро-оптимальному и гипогестогнозо-оптимальному подтипам ПКГД.

Рис. 4. Распределение по возрастным диапазонам групп риска ПКГД

Что касается группы женщин в возрасте от 21 до 25 лет и женщин от 26 до 30 лет, то мы можем фиксировать примерно одинаковое распространение в процентном соотношении групп риска ПКГД. Так, преимущественно оптимальный тип ПКГД у женщин второй возрастной группы (21-25) выявлен в 34,2% случаев, женщины группы минимального риска ПКГД – в 24,7% случаев, группа умеренного риска – в 30,1%, а женщин с группы максимального риска ПКГД только в 11% случаев. У женщин третьей возрастной группы (26-30) уровень риска ПКГД распределился следующим образом: преимущественно оптимальный тип ПКГД диагностирован в 26,1%, группа минимального риска – в 21,7% случаев, группа умеренного риска ПКГД – в 34,8%, женщин с группы максимального риска ПКГД в 17,4% случаев.

Стоит отметить, что самый большой процент преимущественно оптимального типа ПКГД в группе женщин от 31 до 35 лет и составляет 50% от всей выборки респондентов данной возрастной группы. Группа минимального риска наблюдалась только в 5,6% случаев, группа умеренного риска в 33,3%, а группа максимального риска ПКГД – 11.1%.

Таким образом, выраженность доминанты беременности растет пропорционально возрасту женщины, достигая своего максимума у тридцатилетних (31-35). Данный факт можно объяснить тем, что именно этот период многие женщины обоснованно считают рубежом, после которого возрастает вероятность осложнений беременности и родов. Кроме того, к двадцати пяти – тридцати годам большинство женщин уже заканчивают свое обучение, приобретают профессию, устойчивое материальное и семейное положение, то есть лучше социально адаптированы, личностные конструкты сформированы, система ценностных ориентаций более устойчива.

Обратная динамика оптимальности ПКГД наблюдалась в последней, самой возрастной группе испытуемых 36-39 лет. Процент распределения преимущественно оптимального типа ПКГД в «возрастной группе» (36-39), впрочем, как и в самой младшей (17-20) – не высокий и составляет 16,7%. Женщин группы минимального риска ПКГД не было выявлено вообще, женщин группы умеренного риска – 50% случаев. Стоит отметить, что в данной возрастной группе (36-39) выявлен самый большой процент женщин с максимальной группой риска – 33,3%. Таким образом, данный возрастной период характеризуется преобладанием самой высокой угрозы риска. Помимо медицинских осложнений беременности, у женщин данной возрастной категории значительный риск осложнений обусловлен повышенным уровнем тревожности. Повышенная тревожность у них проявляется по отношению к образу жизни во время беременности, к предстоящим родам, по отношению к своему ребенку и к вскармливанию ребенка грудью, а также в связи с отношением мужа, родственников и других людей к беременности.

Корреляционный анализ с вычислением непараметрического коэффициента корреляции Кендалла показал прямую значимую связь возраста с уровнем образования женщин (r=0.361, p=0.000), количеством беременностей (r=0.477, p=0.000) и абортов в анамнезе (r=0.3421, p=0.000), наличием детей (r=0.482, p=0.000). Чем старше женщина, тем выше у нее тревожность по отношению к ребенку (r=0.149, p=0.041) и ниже тревожность в отношениях с близкими (r=-0.209, p=0.004). Чем старше женщина, тем выше конфликтность осуществления внешних (r=0.171, p=0.034) и внутренних (r=0.183, p=0.024) ценностных ориентаций. Чем выше возраст женщины, тем желаннее беременность (r=0.458, p=0.000), но тем выше степень нереализованных планов (r=0.344, p=0.000). С возрастом для женщин более значимой становится ценностная ориентация на «любовь» (r=0.151, p=0.037) и «счастливую семейную жизнь» (r=0.219, p=0.001).

Резюмируя выше сказанное, приходим к выводу, что возраст является значимым фактором определяющим оптимальность психологического компонента гестационной доминанты. С возрастом увеличивается значимость ценностных ориентаций на «любовь» и «счастливую семейную жизнь», а также увеличивается желание иметь ребенка, во многом определяющее оптимальность ПКГД. Выраженность оптимального варианта ПКГД растет пропорционально возрасту женщины, достигая своего максимума у тридцатилетних (31-35), а затем к 40 годам увеличивается риск ПКГД, снижается оптимальность типа ПКГД, повышается тревожность по отношению к ребенку. У женщин старшей возрастной группы (35-40), не имеющих опыта рождения и воспитания собственных детей в виду объективных (физиологических, медицинских, психологически, социальных) показателей, появляется тревожность относительно здоровья и благополучия своего ребенка. Усиливающаяся тревожность влияет на психологический компонент гестационной доминанты, который, в свою очередь, непосредственно связан с физиологическим компонентом, и возникает порочный психосоматический круг. У мам старшей возрастной группы (35-39), как мы видим из результатов исследования, самый большой процент распространения максимальной угрозы риска. В эту группу в основном вошли женщины смешанно-тревожного подтипа ПКГД. И несмотря на то, что беременность у них, как правило, запланированная, наблюдается низкая готовность к материнству. По сути можно сказать, что беременность у части женщин данной возрастной группы «вынужденная» («Другого шанса не будет, мне уже почти сорок; у меня все есть, а ребенка нет; рожу для себя»). Такие репродуктивные установки часто не осознаваемы, для повышения общей готовности женщины к материнству и оптимизации ПКГД требуют психологической коррекции. Юные мамы (17-20) в большинстве своем часто тоже не готовы к материнству, и психологический компонент гестационной доминанты у них формируется вслед за физиологическим (когда беременность уже наступила), отсутствует преддоминанта беременности – доминанта зачатия, что во многом и обуславливает группу риска ПКГД. И здесь часто возникают другие проблемы («я еще так молода; ну если я сделаю аборт, возможно, у меня никогда уже не будет детей; придется забыть про развлечения и друзей; я ведь еще не доучилась; у меня нет материальной базы»). Если такие женщины не находят поддержки со стороны родственников и окружения, у них тоже возникают тревожные опасения, но чаще не за здоровье будущего малыша, а за будущее и за отношения с близкими.

Читайте также:  Кфк общий норма

Таким образом, готовность к материнству – это сложный, обусловленный различными (медицинскими, социальными, психологическими) факторами, феномен. Формирование оптимального варианта ПКГД оказывает непосредственное влияние на течение самой беременности и родов, на последующие взаимоотношения матери и ребенка. Возраст является одним из факторов, определяющих оптимальный психологический компонент гестационной доминанты, а так как юные (17-20 лет) и возрастные (35-39) мамы находятся в группе риска ПКГД, то им необходимо грамотное психологическое сопровождение беременности и, при необходимости, психокоррекция репродуктивных установок.

Литература

Ссылка для цитирования

Рабовалюк Л.Н., Кравцова Н.А. Возраст как один из факторов, определяющих психологический компонент гестационной доминанты [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. – 2012. – N 4 (15). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения: чч.мм.гггг).

Все элементы описания необходимы и соответствуют ГОСТ Р 7.0.5-2008 «Библиографическая ссылка» (введен в действие 01.01.2009). Дата обращения [в формате число-месяц-год = чч.мм.гггг] – дата, когда вы обращались к документу и он был доступен.

ОБОЗРЕНИЕ ПСИХИАТРИИ И МЕДИЦИНСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

психологический гестационный беременность нежелательный

Проблема снижения рождаемости и депопуляции коренного населения в развитых странах на фоне высокого уровня жизни ставит в ряд приоритетных задач изучение социально — психологических аспектов деторождения и родительства. Неслучайно, тема психологии беременности, в последние несколько лет, стала активно разрабатываться в рамках социально-психологических исследований. Сейчас, когда деторождение уже не является единственной сферой самореализации женщины, важно понять, каким является внутреннее содержание переживания беременности, смысл и цель рождения ребёнка для современной женщины. Посредством каких социально-психологических факторов можно влиять на становление и развитие родительских ролей супружеской пары, превращать беременность в значимое жизненное событие, оптимизировать процессы протекания беременности и родов и способствовать формированию ценностно-смыслового отношения к материнству и родительству.

Обширное поле психологических описаний беременности не содержит пока целостной теории, основные положения которой можно применять в практической работе с семьей в процессе ожидания ребёнка и в разработке социально-психологических программ сопровождения беременности. В то же самое время, подготовка к родам и родительству, психологическая работа с беременными становится сейчас достаточно популярной. Различные школы материнства предлагают всевозможные программы психологического сопровождения беременности, не всегда обоснованные и эффективные. В настоящее время мы можем указать несколько основных подходов к проблеме психологического сопровождения беременности. Каждому из них соответствует свое понимание беременности и связанное с этим представление о целях и задачах решаемых психологом при работе с данной категорией клиентов. Однако нужно отметить, что наблюдается спутанность понятий, описывающих физический, психологический и духовный план человека и уровней рассмотрения данной проблемы. Назрела острая необходимость разработки комплексных моделей психологического сопровождения беременности, основанных на системных исследованиях психологических аспектов этого феномена изучения особенностей вожделенной и нежеланной беременности.

Большинство исследователей считают, что психологическая специфика беременности является социально-психологической и возникает как результат прошлых или актуальных отношений беременной со значимыми другими. В силу чего, модель сопровождения беременности, основанная на социально-психологическом подходе к данному феномену, может оказаться наиболее соответствующей задаче оптимизации процессов протекания беременности и родов, подготовке к материнству и родительству.

В настоящее время традиционные представления о течении беременности и развитии плода, о взаимоотношениях в системе «беременная — плод» пересматриваются с учетом имеющихся в мировой науке наработок. Открываются новые возможности воздействия на развитие плода, течения беременности и родов, профилактики нервно-психических нарушений у новорожденных и малышей, что имеет большое практическое значение.

В процессе развития можно выделить периоды, в которые отмечается особо интенсивное становление и развитие определенных органов и систем. В эти периоды именно они характеризуются повышенной уязвимостью к повреждающим воздействиям.

Были установлены следующие критические периоды онтогенеза (Анохин П.К., 1966; Светлов П.Г., 1966;):

— 5-6 день зачатия (период имплантации);

— 4-6-я неделя беременности (период развития плаценты);

— 20-24-я недели беременности (бурное становление многих систем организма, приобретающих к концу этого периода особенности, свойственные новорожденным) [12].

О.А. Соколовой было установлено, что на формирование эмоциональной сферы ребенка наибольшее влияние оказывают факторы, воздействующие на него в течение 4-го, 5-го и 6-го месяцев внутриутробного развития (2001).

Испытываемые матерью эмоции испытывает и плод, так как плацентарный барьер пропускает выделяемые при этом эндорфины и катехоламины. Эмоции, превалирующие во время беременности (особенно такие, как страх, агрессия), отмечались после рождения и у ребенка.

Таким образом, состояние беременной женщины, особенно в критические периоды развития органов и систем плода, может существенно влиять на его развитие в целом, на особенности формирующихся психических функций будущего ребенка, а значит, и определять во многом его постнатальное развитие и здоровье.

В процессе изучения особенностей протекания физиологических и нервно-психических процессов в организме беременной женщины И.А. Аршавский, основываясь на учении А.А. Ухтомского о доминанте, предложил понятие гестационной доминанты (отлат. Gestation — беременность, dominans — господствующий) (1967). Гестационная доминанта обеспечивает направленность всех реакций организма беременной женщины на создание оптимальных условий для развития эмбриона, а затем плода. Это происходит путем формирования под влиянием факторов внешней и внутренней среды стойкого очага возбуждения в центральной нервной системе, обладающего повышенной чувствительностью к раздражителям, имеющим отношение к беременности и способным оказывать тормозящее влияние на другие нервные центры. [14]

Читайте также:  Колоноскопия осложнения после процедуры

Различают физиологический и психологический компоненты гестационной доминанты. Они соответственно определяются биологическими или психическими изменениями, происходящими в организме женщины, направленными на вынашивание и рождение ребенка. Психологический компонент гестационной доминанты представляет собой интерес для психологов, однако в настоящее время исследован он значительно хуже физиологического. [8]

Психологический компонент гестационной доминанты (ПКГД) представляет собой совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся при возникновении беременности и формирующих у беременной женщины поведенческие стереотипы, направленные на сохранение гестации и на создание условий для развития будущего ребенка. Особенности ПКГД проявляются в отношениях женщины к своей беременности, к ее будущему ребенку. [8]

В результате изучения анамнестических сведений, клинико-психологических наблюдений за беременными женщинами и бесед с ними выделено 5 типов ПКГД: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный (Добряков И.В., 1996).

Оптимальный тип ПКГД отмечается у женщин, ответственно, но без излишней тревоги относящихся к своей беременности. В этих случаях, как правило, супружеские отношения зрелые, гармоничные, беременность желанна обеими супругами. Женщина, удостоверившись, что беременна, продолжает вести активный образ жизни, но своевременно встает на учет в женской консультации, выполняет рекомендации врачей, следит за своим здоровьем, с удовольствием и успешно занимается на курсах дородовой подготовки. Оптимальный тип способствует формированию гармонического типа семейного воспитания здорового ребенка.

Гипогестогнозический (греч. hypo — приставка, означающая слабую выраженность; лат. Gestation — беременность; греч. Gnosis — знание) тип ПКГД встречается у женщин двух возрастных групп: младшей и старшей. Представительницы этих двух групп весьма отличаются друг от друга.

Женщины младшей возрастной группы характеризуются некоторой инфантильностью. Беременность у большинства из них незапланированная. Многие из них учатся в институте и не желают брать академический отпуск («чтобы не отстать от группы»), продолжают заниматься с прежней интенсивностью, сдавать экзамены, посещают дискотеки, занимаются спортом, не ограничивают себя в употреблении сигарет и спиртного. Так, беременность они воспринимают как досадную помеху, которую стараются «не замечать», не задумываясь о предстоящих родах, материнских обязанностях. [11]

Старшая возрастная группа включает зрелых женщин, также не желающих менять свой жизненный стереотип. Большинство из них имеет высшее образование. Они планировали беременность, так как справедливо опасались, что с возрастом риск возникновения осложнений течения беременности и родов повышается. Однако эти женщины, как и представительницы первой группы, не склонны менять жизненный стереотип. Многие из них имеют хорошую профессию, увлечены работой, некоторые занимают руководящие посты. У них не хватает времени, да и желания встать на учет, посещать врачей, выполнять их назначения.

К посещению курсов дородовой подготовки большинство женщин этой группы относятся скептически, что сказывается на течении беременности и родов. У многих после выписки отмечается повышенный уровень тревожности. Обязанности по уходу за малышом тяготят, женщины стараются переложить их на родственников, как можно быстрее вернуться к прежнему образу жизни. Воспитание детей осуществляется ими по типу гипопротекции, что приводит к появлению у детей невротических реакций.

Выявление гипогестогнозического варианта ПКГД является показанием психотерапии беременной женщины. Психотерапевтические задачи при этом могут быть разными: улучшение супружеских отношений, коррекция иерархии ценностей, снижение уровня тревожности, повышение эмпатии и ответственности и т.д. [9]

Практика показывает, что своевременное выявление и коррекция гипогестогнозического варианта ПКГД положительно влияет на течение беременности и родов, способствует формированию материнских функций и «надежного» типа привязанности ребенка к матери, что способствует нормальному развитию и хорошему состоянию здоровья ребенка.

Эйфорический (греч. Eu — хорошо, phero — переносить) тип ПКГД часто отмечается у женщин с истерическими чертами личности, а также у длительно лечившихся от бесплодия.

Нередко беременность становится средством манипуляции, способом изменения отношений с мужем, достижения меркантильных целей. При этом декларируется чрезмерная любовь к будущему ребенку, возникающие недомогания агравируются, трудности преувеличиваются. Женщины претенциозны, требуют от окружающих повышенного внимания, выполнения любых прихотей. Врачи, курсы ими посещаются, но далеко не ко всем советам они прислушиваются, не все рекомендации выполняют или делают это формально. Эйфорическому типу ПКГД соответствует расширение сферы родительских чувств к ребенку, потворствующая гиперпротекция, предпочтение детских качеств. Нередко отмечается вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания.

Тревожный тип ПКГД характеризуется высоким уровнем тревоги у беременной, что влияет на ее соматическое состояние. Тревога может быть вполне оправданной и понятной (наличие острых или хронических заболеваний, дисгармоничные отношения в семье, неудовлетворительные материально-бытовые условия и т.п.). В других случаях беременная женщина либо переоценивает имеющиеся проблемы, либо не может объяснить, с чем связана тревога, которую она постоянно испытывает. Нередко тревога сопровождается ипохондричностью. Повышенную тревожность нетрудно выявить как врачу женской консультации, так и ведущим курсы дородовой подготовки, но, к сожалению, беременные женщины с этим типом ПКГД далеко не всегда получают адекватную оценку и помощь. При этом типе ПКГД чаще всего в семейном воспитании формируется доминирующая гиперпротекция, нередко отмечается повышенная моральная ответственность. Выражена воспитательная неуверенность матери. Нередко и вынесение конфликта между супругами, в сферу воспитания, обусловливающее противоречивый тип воспитания. [14]

Депрессивный тип ПКГД проявляется, прежде всего, в резко сниженном фоне настроения беременных. Женщина, мечтавшая о ребенке, может начать утверждать, что теперь не хочет его, не верит в свою способность выносить и родить здоровое дитя, боится умереть в родах. Часто возникают дисморфоманические идеи. Женщины считают, что беременность «изуродовала их», боятся быть покинутыми мужем, часто плачут. В некоторых семьях подобное поведение будущей матери может действительно ухудшить ее отношения с родственниками, объясняющими все капризами, не понимающими, что женщина нездорова. Это еще больше усугубляет состояние. В тяжелых случаях появляются сверхценные, а иногда и бредовые ипохондрические идеи, идеи самоуничтожения, обнаруживаются суицидальные тенденции. Гинекологу, акушеру, психологу — всем, кто общается с беременной, очень важно своевременно выявить подобную симптоматику и направить женщину на консультацию к психотерапевту или психиатру, который сможет определить невротический или психотический характер депрессии.

Итак, определение типа ПКГД может существенно помочь разобраться в ситуации вынашивания и рождения ребенка, понять, как складывались отношения в семье в связи с его рождением, каким образом формировался стиль семейного воспитания.

Оптимальный тип ПКГД — залог успешного развития здорового ребенка. Если женщина здорова, любима, беременна желанным ребенком, у нее оптимальный тип гестационной доминанты, она не испытывает острых стрессов, то плод находится в состоянии комфорта, безопасности и хорошо развивается. О. Ранк называл внутриутробное существование ребенка «раем» [17]

Ссылка на основную публикацию
Прыщики на слизистой влагалища
Кожа в интимных местах, а именно - в лобковой и ягодичной областях, слизистая оболочка наружных гениталий богато снабжены секретирующими жир...
Процесс пищеварения в желудке человека
Процесс пищеварения в желудочно-кишечном тракте представляет собой ряд механических, физических и химических воздействий на еду. В результате этого пища измельчается,...
Процесс расщепления жиров в организме человека
Резюме. Метаболизм жиров обеспечивает важнейшие жизненные функции в организме человека При проведении биохимических анализов на определение уровня холестерина в крови...
Прыщики на сосочках у женщин
ааа ужас какой-то , у меня на этих местах были прыщики и есть, я их пыталась выдавить, а теперь вместо...
Adblock detector