Радикальное лечение в онкологии это

Радикальное лечение в онкологии это

Таргетная и иммунная терапия

Мануэль Руис-Эчарри, онколог:

Каждая опухоль — это по сути набор специфических мутаций, возникший у конкретного человека. Так как у каждого он индивидуален, современные онкологи делают большую ставку на генетический анализ злокачественного новообразования. Изучив природу мутаций, они, если это возможно, предлагают пациенту индивидуальное лечение, которое будет работать именно у него. Такая терапия называется таргетной (от англ. target — цель, мишень). Она особенно нужна тем, кому не помогли стандартные схемы лечения. Определение генетического «портрета» опухоли, или профилирование новообразования, занимает около 7 дней. Также проводятся специфические обследования, которые позволяют обнаружить микроскопические очаги опухоли или метастазов. Все уточняющие исследования занимают один день. После этого можно начинать лечение. К сожалению, многие раковые клетки во время лечения эволюционируют и меняют свою ДНК, поэтому такой метод не является универсальным, стандартные схемы лечения все еще остаются актуальными.

Еще один новый метод в онкологии — иммунная терапия. Разработке этого вида лекарственного лечения способствовало недавнее раскрытие механизма иммунного ответа при онкологических заболеваниях, за что в 2018 году американец Джеймс Эллисон и японец Тасуку Хондзе получили Нобелевскую премию. Иммунная терапия активизирует собственные защитные силы организма для борьбы со злокачественными клетками. Ее эффективность высока, переносится она удовлетворительно, а побочные эффекты легче, чем у химиотерапии. Иммунотерапевтические препараты стали важной частью противоопухолевого лечения меланомы, рака почки, рака печени, разных подтипов рака легкого, опухолей ЖКТ и других онкозаболеваний. При лимфоме Ходжкина иммунотерапия показывает высокую эффективность даже после трансплантации костного мозга. К сожалению, эффективно применять эту терапию ко всем видам рака невозможно, поскольку иммунная система человека может справиться не со всеми типами опухолей. Поэтому она изначально показана не всем пациентам.

Одно из передовых направлений в иммунотерапии — это CAR-T-клеточная терапия, одобренная для лечения некоторых форм онкогематологических заболеваний (острого лимфобластного лейкоза, крупноклеточной В-клеточной лимфомы). Здесь все начинается с выделения Т-лимфоцитов пациента, их размножения и генетической модификации, в результате которой они начинают «узнавать» опухоль. Далее активированные и модифицированные Т-лимфоциты возвращают в организм пациента, они находят и уничтожают опухоль. Однако есть проблемы, которые ограничивают применение этого эффективного вида лечения. В частности, CAR-T-клеткам довольно трудно попасть к опухоли из-за ее иммуносупрессивного (угнетающего иммунитет) микроокружения. В перспективе решением может стать региональное, а не системное введение CAR-T-клеток (то есть вводить их можно будет непосредственно в опухоль), а также активация Т-клеток на несколько антигенов опухоли.

Технология RapidArc и высокоточная аппаратура для радиохирургии

Нидаль Салим, радиационный онколог:

Во многие протоколы лечения рака наряду с хирургией и химиотерапией входит радиотерапия. Современные лучевые методы позволяют пациенту сохранять социальную активность, ходить на работу. На смену технологиям облучения 2D пришли 3D, а сегодня используются подходы 4D и выше. В основном это два метода — Rapid Arc и Gated Rapid Arc. Это переводится как «быстрая дуга», что отражает суть работы аппарата. Ранее установку для облучения нужно было вручную расположить под определенным углом по отношению к телу пациента — это занимало много времени и не исключало неточности в наведении. Система Rapid Arc сама вращается вокруг пациента, «находя» опухоль в любом ее положении. А Gated Rapid Arc используется при лечении опухолей тех органов, которые находятся в безостановочном естественном движении (легкие, сердце, печень).

Еще одна область радиационной онкологии — стереотаксическая радиохирургия. Роль скальпеля здесь выполняет пучок радиационных лучей, которые называют гамма- или киберножами. Существует и еще более новое оборудование — аппарат Varian EDGE, отличающийся максимально высокой точностью. Его можно сравнить с острейшим лезвием. Таких установок пока очень мало — единицы во всем мире. Одна из них установлена в EMC.

Дозы облучения при применении стереотаксиса в несколько десятков раз превышают дозы при лучевой терапии, но это позволяет практически избавиться от опухоли или единичных метастазов всего за один-три сеанса. При этом часть клеток может оказаться устойчивой даже к очень высоким дозам облучения, поэтому такая терапия тоже подходит не для всех случаев.

Фото: Saph Photography/Pexels

Применение искусственного интеллекта

Алексей Кривошапкин, нейрохирург:

Глиобластома — одна из самых злокачественных опухолей головного мозга. Средняя продолжительность жизни людей с таким диагнозом составляет 14 месяцев. Врачи давно изучают это агрессивное заболевание, но за последние полвека удалось продлить жизнь таким больным в среднем всего на два месяца. Тем не менее, благодаря внедрению технологий, появились пациенты-«долгожители»: три, пять, семь и даже восемнадцать лет жизни с подтвержденным диагнозом глиобластомы.

Почему с глиобластомой так трудно бороться? Потому что она развивается чрезвычайно быстро. Если выполняется лишь частичное удаление такой опухоли, операция может подстегнуть ее рост и даже сократить продолжительность жизни пациента. В настоящее время разработанные алгоритмы компьютерного зрения помогают врачам рассчитать риски математически. Благодаря этой возможности выяснилось, что если оставить опухоль после ее хирургического удаления объемом менее 2,5 кубических сантиметров, то больной достоверно проживет дольше. Остаток опухоли большего размера очень быстро перестраивается и превращается в еще более агрессивную опухоль.

Радикальное удаление опухоли — наилучший шанс для больного стать долгожителем среди людей с аналогичным диагнозом. Для максимально полного удаления новообразования нужны современные технологии. Это операционные микроскопы, оснащенные флуоресцентными блоками для определения границ злокачественной опухоли, методы нейронавигации и интраоперационной визуализации (магнитный резонанс, позитронно-эмиссионная томография).

Около двух лет назад специалисты нашей клиники запатентовали новый метод лечения пациентов с рецидивом глиобластомы. Сейчас его начинают применять нейрохирурги Европы и Америки. Суть заключается в том, что после хирургической резекции опухоли в образовавшейся полости размещают мягкий пластиковый баллон, который раздувают в соответствии с границами опухоли. Затем после контроля его позиции с помощью ультразвукового сканирования в баллон вводится источник электронного облучения. Медицинские физики могут быстро и точно рассчитать необходимую лечебную дозу. Этот метод называется баллонная электронная брахитерапия. Он не требует значительного операционного времени, безопасен для больного и медицинского персонала. Метод используется в общей онкологии. Усовершенствование технологии для нейроонкологии и внедрение методики в процесс лечения рецидива глиобластомы в рамках клинического исследования показали впечатляющие результаты, которые дают надежду пациентам на значительную прибавку в продолжительности и качестве жизни после операции.

Персонализированное лечение в онкогинекологии и роботизированные операции

Владимир Носов, хирург-онкогинеколог:

Среди последних достижений онкогинекологии стоит отметить прогресс онкогенетического тестирования. Большие надежды возлагаются на персонализированную медицину, а также на выявление конкретных молекулярных поломок и таргетную терапию.

Еще одно современное направление развития онкогинекологии связано с сохранением возможности иметь ребенка. Многим молодым женщинам неоправданно рекомендуют радикальное лечение, будь то хирургия или лучевая терапия, хотя современная медицина имеет достаточный инструментарий для сохранения гормональной и репродуктивной функции, возможности биологического материнства. Эти варианты лечения не ухудшают прогноз и не ведут к потере драгоценного времени. Речь в том числе о щадящих операциях, сохраняющих орган или его часть. Так, например, роботизированные операции (с использованием робота «Да Винчи») при раннем раке шейки матки позволяют наиболее аккуратно удалить шейку с образованием и окружающими тканями, не затрагивая матку и придатки. При более поздних стадиях яичники можно предварительно разместить выше области будущего облучения или даже удалить и заморозить, а затем пересадить яичниковую ткань обратно при достижении стойкой ремиссии. Таким образом, у женщины остается высокий шанс впоследствии, когда заболевание отступит, стать матерью. Очень важно, чтобы разговор о сохранении способности иметь детей состоялся на первой консультации онколога. Маловероятно, что у женщины будет готовность и возможность отступить от уже начатого плана онкологического лечения позже.

Читайте также:  Диета для печени при жировом гепатозе

Фото: Saph Photography/Pexels

Щадящие операции при раке груди

Искра Даскалова, хирург-маммолог:

В последние десятилетия проблема рака молочной железы все реже решается объемным хирургическим вмешательством. Многие пациентки имеют возможность сохранить и грудь, и качество жизни без ухудшения прогноза заболевания. Уже давно доказано, что для пациенток с ранней стадией болезни щадящие (органосохраняющие) операции и последующая лучевая терапия ничем не уступают радикальной мастэктомии. Данные последних лет показывают, что онкологический прогноз у таких пациенток даже лучше.

Одновременно уменьшается и травма в подмышечной области. Раньше при раке молочной железы удаляли все подмышечные лимфоузлы. Сейчас для того, чтобы определить наличие метастазов — а это один из важнейших этапов установления стадии рака, — удаляют только так называемые сторожевые лимфоузлы — ближайшие на пути распространения опухоли, обычно от одного до трех. Пациентам с «чистыми», «свободными» от опухолевых клеток сторожевыми лимфоузлами не нужно удалять остальные лимфоузлы. Их сохранение помогает избежать серьезных осложнений, таких как отек руки (лимфедема). Таким образом, органосохраняющие операции имеют меньше послеоперационных осложнений, итоговый результат лучше, а качество жизни пациентки гораздо выше. При выборе клиники нужно иметь в виду, что для обнаружения сторожевых лимфоузлов в ней должно быть отделение ядерной медицины и возможность провести лимфосцинтиграфию.

В радикальном удалении молочной железы нуждаются около 30 процентов заболевших женщин, часто это связано с неблагоприятным соотношением размера груди к размеру опухоли, поскольку удалить новообразование нужно в пределах здоровых тканей. Даже когда речь идет об удалении груди, остаются возможности для последующей реконструкции с хорошими косметическими результатами.

Автор: Касатонова Елена

Институт онкологии Европейского медицинского центра EMC — экспертная клиника международного уровня. Здесь пациенты могут получить весь комплекс услуг в одном здании: диагностику, таргетную терапию, иммуно- и химиотерапию, хирургию любой сложности, лучевую терапию, реабилитацию, психологическую поддержку пациента и его семьи. Лечение проводится по современным международным протоколам. Клиника оборудована по последнему слову техники: диагностическое оборудование экспертного уровня, 12 операционных блоков, хирургический робот последнего поколения da Vinci Si HD, отделение ПЭТ/ ОФЭКТ-диагностики с собственной лабораторией по производству радиофармпрепаратов, единственная в России сверхточная система для радиохирургии и лучевой терапии Varian EDGE, система для проведения интраоперационной лучевой терапии. Для каждого пациента разрабатывается индивидуальный план лечения, согласованный несколькими специалистами в области онкологии, радиологии, лучевой терапии, онкохирургии из США, Европы, Израиля и России.

Лечение рака осуществляется с помощью стандартных хирургических вмешательств под названием радикальных операций. Показанием к радикальным операциям есть результаты дооперационногo клиническогo, инструментальногo, лабораторного обследования больного и данные ревизии патологического процесса во время операции, которые удостоверяют отсутствие отдаленных метастазов и прорастание в соседние анатомические структуры.

Лечение рака возможно с помощью типичных, комбинированных и расширенных радикальных операций. Хирургам часто приходится оперировать больных,у которых опухолевый процесс вышел за пределы opгaнa и перешел на другие анатомические cгруктуры. В таких случаях, при отсутствии отдаленных метастазов, возникает необходимость дополнительного удаления или частичной резекции других opгaнов и тканей. Такие paдикальные операции называют комбинированными. Например удаление желудка в сочетании с резекцией хвоста поджелудочной железы при раке желудка.

К расширенным хирургическим вмешательствам относят те, которые сопровождаются удалением лимфатических узлов. Кроме тогo, разработаны так называемые суперрадикальные операции, когда вместе с opгaнoм, в котором расположена первичная опухоль, полностью удаляют несколько соседних opгaнов (в связи с их опухолевым поражением) или значительную часть тела. Примером такой операции может быть ексентерация таза с удалением прямой кишки, гениталий, мочевого пузыря. Такую операцию иногда выполняют при местно распространенном раке прямой кишки или раке матки, опять же, при условии отсутствия отдаленных метастазов. Уместность исполнения суперрадикальных операций для лечения рака остается дискутабельной.

Достижением онкохирургии в последние десятилетия является внедрение в практику оргaносохраняющих и реконструктивных операций. Это связано с успехами в ранней диагностике опухолевого процесса.
При органосохраняющих операциях объем хирургическогo вмешательства уменьшается до относительно локального удаления первичной опухоли в пределах здоровых тканей с устранением или даже оставлением регионарных лимфатических узлов. К таким операциям принадлежит, например, радикальная секторальная резекция молочной железы.

С целью сохранения качества жизни онкологических больных, ликвидации значительных косметических дефектов после радикальных хирургических вмешательств применяют реконструктивные операции – восстановление молочной железы, ликвидация значительных косметических дефектов в области головы и шеи и т.д..

Отдельным больным с определенными видами рака, при которых peгионарные лимфатические узлы доступны для исследования, возможно ограничиться локальным удалением опухоли в пределах здоровых тканей. Рeгионарные лимфатические узлы как иммунный opгaн оставляют. За такими больными осуществляется наблюдение и только при клинической манифестаиии метастазов в регионарных лимфатических узлах прибегают к их удалению.


Спорим, вы не угадаете, что это? Это стент в просвете пищевода

Не каждый из тех, кто кашляет весной 2020 – болен COVID-19. Есть пациенты, кому еще хуже: они задыхаются, и им не помогут 2 недели в инфекционной больнице. У них рак. Рак легких, или молочной железы, или яичников, или, возможно, лимфома.

При многих опухолях частое осложнение – скопление жидкости в плевральной полости (вокруг легких). Ее бывает много, до нескольких литров (!) – и она сдавливает легкие, мешая им работать. Это называется гидроторакс.

В этом случае вернуть человеку способность дышать может только хирург. Он проводит операцию под названием «торакоцентез» – прокалывает плевральную полость толстой иглой и через нее отводит скопившуюся жидкость. Легкие расправляются, пациент снова нормально дышит.

Заметьте, хирург позволяет человеку жить дальше, хотя не действует на главную причину беды: злокачественную опухоль. Это один из примеров паллиативной хирургии.

Читайте также:  Анализ на молочницу у мужчин

Паллиативная хирургия – это такая, которая не устранит главную проблему – раковую опухоль, не вылечит человека полностью. Но паллиативная операция, вероятно, продлит ему жизнь и заметно повысит ее качество: он сохранит способность к самообслуживанию и социальную адекватность, сможет сам передвигаться, есть или ходить в туалет, перестанет мучиться от боли.

А ведь такие улучшения для наших пациентов в «Медицине 24/7» нужны особенно. Больше половины из них – люди с III и IV стадиями рака.

Многие попали к нам после того, как в районном онкодиспансере им сказали: «Резать поздно». Но мы режем – ориентируясь на новые международные протоколы и опыт западных коллег. И пациент даже на последних стадиях получает прирост качества жизни, а часто – и ее продолжительности.

Сегодня расскажем, как помогают при раке операции, которые не убирают опухоль, и почему стоит оперировать «безнадежных» больных.

Почему бывает нельзя просто вырезать опухоль?

Хирургическое лечение в онкологии многие считают только радикальным: когда все очаги поражения можно просто иссечь. А иначе ведь – зачем и связываться с травматичными вмешательствами и вообще впустую размахивать скальпелем? Это распространенный стереотип.

Дело в том, что рак в России почти в 40% случаев выявляют на поздних стадиях. К этому моменту часто злокачественный процесс генерализован – распространился по всему организму. И «просто вырезать опухоль и все метастазы» – становится задачей, несовместимой с жизнью пациента.

Если, например, кроме опухоли в молочной железе у женщины метастазы в печени, легких и позвоночнике – придется удалять слишком много тканей из разных органов сразу, и риск умереть от такой операции у нее будет выше, чем от прогрессирования болезни.


Органы, куда чаще всего метастазирует рак молочной железы

Но это не значит, что таким людям ничем нельзя помочь! Паллиативная помощь может значительно облегчить состояние пациента и улучшить качество его жизни, а иногда и продлить ее – не прибегая к радикальному лечению.

Паллиативная медицина чаще всего использует химио- и лучевую терапию. К сожалению, это отложилось в головах у многих российских врачей слишком плотно: они не готовы применять хирургию, когда заранее понимают, что оставят опухоль или часть ее внутри пациента. Хотя в онкологических отделениях по миру до 20% всех операций – паллиативные.

И их становится больше. Показания к хирургическому лечению на любой стадии рака – даже при распространённом процессе – расширяются. Появляются новые малоинвазивные способы вмешательства – они снижают риски для пациента и после них легче восстановиться.

Паллиативная хирургия становится частью комплексного лечения. У нас этому очень помогает налаженное междисциплинарное взаимодействие. Когда хирург, онколог, химиотерапевт, врач лучевой терапии и реаниматолог собираются вместе, они не тянут одеяло на себя (как вы могли подумать), а находят оптимальную лечебную тактику, чтобы избавить пациента от мучительных симптомов максимально безопасно, и насколько возможно долго.

На сегодня успехи таковы. С помощью паллиативной операции можно:

  • Уменьшить размер опухоли, чтобы появилась возможность действовать на нее химиотерапевтическими методами.
  • Снизить опухолевую интоксикацию.
  • Убрать тягостные симптомы.
  • Остановить/предотвратить внутреннее кровотечение.
  • Уменьшить боли.
  • Реконструировать поврежденную часть тела и помочь реабилитации после радикальных методов лечения.

Не можем удалить – уменьшим. Циторедуктивные операции

Циторедуктивные – буквально переводится как «те, что уменьшают количество клеток». Раковых клеток в организме. То есть — удаление полностью или частично первичной опухоли, удаление максимально возможного числа метастазов. Это нужно, чтобы:

а) продлить пациенту жизнь,

б) убрать тягостные симптомы,

в) предотвратить жизнеугрожающие состояния.

Часто опухолевые очаги нельзя удалить целиком. Например, опухоль слишком крупная – вместе с ней пришлось бы удалять жизненно важный орган или очень большой его участок. Или поражены слишком много систем организма – множественные отдаленные метастазы. Или очаги метастазирования мелкие, до микроскопического размера, зато их тысяча – как при канцероматозе брюшины.

Таких пациентов часто нарекают «неоперабельными», и оставляют им только симптоматическое лечение и химиотерапию, которая не всегда дает хороший результат.

Хотя в таких случаях часто есть возможность удалить не всю, но максимально возможную часть опухоли. Это уменьшит тяжелые симптомы, вызванные жизнедеятельностью раковых клеток. А главное – не остановит, но замедлит распространение злокачественного процесса, позволит пациенту выиграть время, даст больше шансов на то, что химио- и лучевая терапия подействуют – они работают тем эффективнее, чем меньше объем опухолевой ткани в организме.

Циторедуктивные операции становятся частью комплексного лечения. Мы уже рассказывали про HIPEC, гипертермическую внутрибрюшинную терапию, которая помогает пациентам на последних стадиях рака яичников, желудка, различных отделов кишечника, печени. Циторедуктивная операция занимает в процедуре HIPEC первое место: сначала хирург удалит все очаги, которые сможет найти, а затем брюшную полость пациента обработают горячим химиопрепаратом. После такой операции люди могут жить годы вместо месяцев, а в некоторых случаев – добиться ремиссии.

На этом видео можно посмотреть, как проходит циторедуктивная операция при канцероматозе брюшины. Осторожнее, если вы не любите заглядывать людям слишком глубоко внутрь!

Одна из наших пациенток, которой удаляли аденокарциному яичников, выполняет циторедуктивную операцию в сочетании с HIPEC уже 5-й раз подряд – и это 5 лет жизни.

Кроме рака яичников, циторедуктивные операции, как один из этапов лечения, показывают улучшение показателей по выживаемости при колоректальном раке, раке желудка, аденокарциноме аппендикса, саркомах мягких тканей – даже на тех стадиях, когда опухоль уже начала метастазировать.

Циторедуктивная операция нередко оказывается способом избежать худшего в ситуации, когда пациенту угрожают серьезные, опасные осложнения. Например, такое вмешательство помогает предотвратить перфорацию кишечника или сильное кровотечение из-за распада опухоли.

Эти меры, хотя и являются паллиативными – не дают пациенту уйти из жизни раньше времени.

Поэтому мы стараемся всегда найти максимум возможных вариантов лечения и следить за прогрессированием, даже когда невозможно выполнить радикальное вмешательство или опухоль плохо реагирует на химиотерапию.

Не можем удалить причину – режем следствия. Симптоматические операции

Симптоматические паллиативные хирургические вмешательства вообще не затрагивают опухоль, в отличие от циторедуктивных операций, но борются с опасными последствиями для пациента, которые вызывает рост злокачественного новообразования.

Например, про торакоцентез при скоплении жидкости в грудной клетке мы описали в самом начале статьи. Но не реже происходит скопление жидкости в брюшной полости – асцит. Это обычное осложнение при раке желудка, яичников, колоректальном раке и др.

При асците (скоплении жидкости в брюшной полости) объем жидкости может достигать 10 и более литров. Пациент чувствует себя очень плохо: одышка, нарушение в работе ЖКТ и внутренних органов. Чтобы облегчить это состояние, выполняют лапароцентез – прокол в стенке брюшной полости, чтобы вывести жидкость. Если жидкость скапливается быстро, устанавливают дренаж – он выводит излишки непрерывно.

Читайте также:  Деринат срок годности после открытия

Однако чаще всего симптоматические операции нужны, чтобы организм, по сути, продолжал производить с окружающей средой обмен, который всем нам так привычен и воспринимается здоровыми людьми как должное.

Для обеспечения функционирования пищеварительной системы

Анастомоз. Искусственно созданное сообщение между сосудами, органами или полостями. В онкологии чаще всего это необходимо при раке органов пищеварительного тракта. Большинству неоперабельных пациентов с раком пищевода, желудка, ободочной и прямой кишки рано или поздно приходится формировать обходные анастомозы, выключать опухоль из пищетока, потому что она создает обтурацию (непроходимость.) Для этого часть органа, пораженного раком, удаляют, а оставшиеся части сшивают. «Как будто так и было», скорее всего, ни у кого никогда не получится, но мы всегда стараемся сохранить пациенту непрерывный ЖКТ, выполняющий свои базовые функции – чтобы он мог нормально питаться.


Удаление части ободочной кишки и формирование анастомоза

Однако, анастомоз наложить удается не всегда: например, пищевод или кишечник может быть слишком сильно поврежден опухолью. Существует еще ряд ситуаций, когда возникает необходимость создать прямое сообщение между полостью любого органа и окружающей средой.

На этот случай существуют стомы – отверстия, хирургическим путем сформированные на коже, к которым подшивают края нужной полости, в зависимости от локализации неоперабельной опухоли, которая закрывает просвет.

Например, гастростома – если не удается задействовать для питания пищевод: желудок подшивают к стенке брюшной полости и формируют отверстие на коже, через которое вводят полужидкую пищу.


Устройство гастростомы

Колостома и илеостома. Если предыдущее отверстие было предназначено для питания пациента, то это – наоборот. При колостомии на кожу живота выводят отверстие из ободочной кишки, при илеостомии – подвздошной кишки. Через коло- или илеостому в специальный мешок-калоприемник отходят продукты жизнедеятельности.


Резекция толстой кишки с выведением колостомы

Обеспечение функции дыхания

Трахеостома. При опухолях гортани, чтобы не допустить удушья, проводят трахеостомию — на кожу выводят отверстие из трахеи, через которое человек может дышать.


Трахеостома и проведение процедуры трахеостомии

Обеспечение мочевыделения

Нефростома – специальная полая трубка, которая выполняет функцию дренирования при нарушениях оттока мочи. Ее устанавливают в почечную лоханку через прокол на коже под контролем УЗИ.


Нефростома

Когда возможно – не режем, а используем эндоскоп

Когда опухоль разрастается и вовлекает какой-либо полый орган (пищевод, желудок, желчный проток, мочеточник, и т.д.), это может приводить к сдавливанию стенок органа, сужению просвета и полной непроходимости.

Зачастую в таких случаях есть возможность установить стент — металлический или полимерный сетчатый цилиндр-расширитель, который автоматически расправляется внутри полости органа и создает каркас, чтобы поддерживать достаточный просвет и проходимость.


Билиарный стент (для желчного протока)

Стенты можно устанавливать эндоскопически. Для этого не нужно делать больших разрезов, достаточно небольших проколов. В них через тонкую трубку-эндоскоп вводят миниатюрную видеокамеру и инструменты: врач с помощью этой камеры видит все манипуляции на экране и делает операцию «в прямом эфире», под дополнительным контролем рентгена или УЗИ. Подобный малоинвазивный метод позволяет проводить серьезные операции, не прибегая к «большой хирургии». После такой операции на порядок меньше осложнений и быстрее реабилитация.

Да и не нужно, пожалуй, объяснять, почему стентирование лучше для любого пациента по сравнению с наложением, например, гастростомы: мы сохраняем человеку нормальную человеческую жизнь, без необходимости питаться «через трубочку».

С помощью стентирования у нас получается сохранить физиологические функции многих органов даже на поздних стадиях опухолевого процесса.

Нормальное отведение желчи и лечение механической желтухи. Стентирование желчных протоков восстанавливает беспрепятственный отток желчи из печени в двенадцатиперстную кишку. Во-первых, пациент избавится от опасного состояния: механической желтухи. Она вызывается нарушением оттока желчи, провоцирует повышение уровня билирубина в крови и токсическое действие на ЦНС. Во-вторых, пациенту не придется ходить с выходящими наружу дренажами. В-третьих, естественный ток желчи сохранит нормальную работу кишечника. Так одна малоинвазивная операция делает очень много для сохранения качества жизни.


Стентирование желчного протока с помощью эндоскопа

Обеспечение работы пищевода и возможности самостоятельно питаться. Мы можем стентировать пищевод и желудок в случаях, когда опухоль находится в самом органе, или разрастается, придавливая его снаружи, или сужение просвета стало результатом более ранних вмешательств или иных повреждений (рубцов от химического ожога, например).


Работа стента в пищеводе, сдавленном опухолью

Установка стента буквально «творит чудеса», с точки зрения пациентов.

Судите сами: пациента привезли на реанимобиле с механической желтухой и стенозом пищевода, а выписали через 10 дней в состоянии, когда он может самостоятельно принимать пищу через рот и нормально ее переваривать.

Удалить всё и восстановить красоту. Санационные операции и реконструктивные

Когда опухоль не оперировали, и не слишком успешно лечили иными методами, она продолжает расти, а потом начинает распадаться. Эта опухолевая ткань может инфицироваться, вызывать массивные кровотечения, некрозы, оказывать токсическое действие на организм пациента, и сильно ухудшает его состояние.

Чтобы не допустить этого, нужно удалить как можно большее количество инфицированной опухолевой ткани. Такие паллиативные операции в онкологии называются санационными. Их выполняют, например, при раке молочной железы. Необходимость в таких операциях возникает у 30-40% женщин на III-IV стадиях. Также такие операции проводятся при угрозе распада и нагноения опухолей других органов: например, печени, ободочной кишки.

Часто после объемных оперативных вмешательств с полным удалением пораженного органа требуется последующая реконструкция. Например, молочной железы, частей лица или части кишечника, мочевого пузыря – для восстановления жизнедеятельности организма.

Это крайне важно и для психоэмоционального настроя пациента – чтобы он снова чувствовал себя нормальным человеком, с симметричными молочными железами и способностью ходить в туалет без дренажей и мочеприемников. От этого в большой мере зависит, будет ли человек находить радость в жизни и мотивацию для продолжения лечения.

Этой статьей мы хотим, во-первых, напомнить в нынешнее тревожное время, как счастливы те из нас, чей организм не нуждается в поддержке хирургов, чтобы есть или дышать.

А во-вторых, показать: даже в запущенных и тяжелых случаях все еще остается довольно много возможностей помочь онкологическому пациенту, продлить жизнь, убрать или облегчить мучительные симптомы. Даже если по прогнозам, жизни осталось совсем немного – есть очень большая разница в том, как ее прожить. В качестве, а не только в количестве. Паллиативная медицина – и паллиативная хирургия в частности, сегодня могут многое сделать для качества.

Ссылка на основную публикацию
Пшеница для проращивания польза и вред
Зерна пшеницы имеют наибольшую пользу и содержат максимальное количество минеральных веществ именно в пророщенном виде. Вылупившиеся семена полезны для употребления...
Пульмонография что это такое
КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: тромбоэмболия легочной артерии, антикоагулянтная терапия, профилактика Тромбоэмболия легочной артерии (ТЭЛА) занимает одно из ведущих мест в структуре сердечно-сосудистой...
Пульмонэктомия слева
Автор: Аверина Олеся Валерьевна, к.м.н., врач-патолог, преподаватель кафедры пат. анатомии и патологической физиологии, для Операция.Инфо © Необходимость операции на легких...
Пшеничная каша аллергенная или нет
Педиатры рекомендуют использовать гипоаллергенные безмолочные каши в качестве первого зернового прикорма, так в их составе отсутствуют: глютен; молочный белок; сахар...
Adblock detector