Разноплановость мышления относят к

Разноплановость мышления относят к

Мышление – сложная саморегулирующаяся деятельность. Оно определяется целью, поставленной задачей. Утеря целенаправленности мышления приводит не только к поверхностности и незавершенности суждений, но и к тому, что мышление перестает быть регулятором действий человека.

Источник человеческого действия – осознанные потребности, возникшие в результате общественно-трудовой деятельности человека. Потребность выступает для него в виде конкретных желаний и задач. Реальная деятельность человека, направленная на достижение этих целей и разрешения данных задач, регулируется мышлением. Соответственно мышление должно быть целенаправленным, критичным, личностно мотивированным. Не существует мышления, оторванного от потребностей, мотивов, стремлений, чувств человека, т.е. от личности в целом (С.Л.Рубинштейн). Нарушения мышления в связи с изменением мотивационной сферы наблюдается при разных формах душевных болезней. Влияние мотивационной сферы проявляется при «искажении мышления», когда больные опираются в своих суждениях на признаки, не отражающие реальные и значимые свойства предметов. Значимым, существенным для человека является то, что приобрело смысл в его жизнедеятельности. Несмотря на то, что личностная направленность и содержание мотивов могут оказаться различными, основная практическая деятельность формирует устойчивость предметного значения вещей.

Снижение уровня обобщений, искажение процесса обобщения

Ускорение мышления («скачка идей»), инертность, непоследовательность суждений, откликаемость , соскальзывание

Разноплановость, резонерство, некритичность

Разноплановость мышления – суждения больных о каких-либо явлениях протекают в разных плоскостях. Больные не выполняют задания, хотя усваивают инструкцию, у них сохранны умственные операции сравнения, различения, обобщения, отвлечения. Действия больного лишены целенаправленности. Особенно четко разноплановость выступает в заданиях на классификацию предметов и исключение. Пример: ответы ОДНОГО больного. Рыба, лебедь, лиса ® «Лебедь пятится назад, нет, кажется наоборот» Присоединяет лису: «Ведь щука – хищник среди рыб». Часы, термометр, глобус ® «Это для научного обоснования ракетостроения. Все это божественная сила». Стол, шкаф, кровать ® «мебель». Стакан, чашка, кастрюля ® «посуда». Больные подходили не с позиций, обусловленных конкретной ситуацией, а руководствовались измененным отношением, измененными жизненными установками, бредовыми идеями.

Разорванность мышления. Наблюдается при шизофрении. Сочетается с нелепым поведением больных. Оценка разорванности проводится по признаку отсутствия понятных экспериментатору связей между отдельными элементами высказываний больного. В довольно длительных высказываниях больных нет никакого рассуждения; нет связей между предметами и явлениями. В речи нельзя обнаружить определенный объект мысли. Не заинтересованы во внимании собеседника; не выражают в своей речи никакого отношения к другим людям. Разорванная речь больных не регулирует их поведение. Обильный и многословный характер ассоциаций. Многочисленные соскальзывания по созвучию, по внешним наглядным признакам, по сходству переживаний. Ослабление обычных, привычных ассоциаций. Разорванность – крайняя степень разноплановости.

Резонерство – «склонность к бесплодному мудрствованию», «словесная опухоль» (И.П. Павлов). Речь изобилует сложными логическими построениями, вычурными абстрактными понятиями, терминами, нередко употребляемыми без понимания их истинного значения. Если больной с обстоятельностью стремится максимально полно ответить на вопрос врача, то для пациентов с резонерством не важно, понял их собеседник. Им интересен сам процесс мышления, а не конечная мысль. Мышление же становиться аморфным, лишенным чёткого содержания. Обсуждая простые бытовые вопросы, больные затрудняются точно сформулировать предмет разговора, выражаются витиевато, рассматривают проблемы с точки зрения наиболее абстрактных наук (философии, этики, космологии). Подобная склонность к пространным бесплодным философским рассуждениям часто сочетается с нелепыми абстрактными увлечениями (метафизической интоксикацией).

Психологические исследования. Т.о., с точки зрения психиатров – резонерство является патологией собственно мышления, однако психологические исследования (Т.И. Тепеницына) показали, что это нарушения не столько интеллектуальных операций, сколько личности в целом (повышенная аффективность, неадекватное отношение, стремление подвести любое, даже самое незначительное явление под какую-то «концепцию»). Исследования показали, что неадекватность, резонерство больных, их многоречивость выступали в тех случаях, когда имела место аффективная захваченность, чрезмерное сужение круга смыслообразующих мотивов, повышенная тенденция к «оценочным суждениям». Аффективность проявляется и в самой форме высказывания: многозначительной, с неуместным пафосом. Иногда только одна интонация испытуемого позволяет расценить высказывание как резонерское (поэтому то, что описывается в учебниках, выглядит так блекло – нет эмоциональности интонаций).

Типы резонерства при различной психической патологии:

1. Шизофреническое (классическое) резонерство. Аффективно насыщено, есть потребность «что-то поведать миру». Склонность больного к выражению абстракции по отношению к мелкому объекту суждения; претенциозно-оценочная позиция. Больной вещает! Особый пафос, особая лексика, особые обороты, особая позиция говорящего, особая пафосная интонация при… При «мелкотемье». Больные-резонеры склонны писать трактаты J. В патопсихологическом обследовании. Пр.: объяснение пословиц. «Не все то золото, что блестит». Больная: «Это значит, что надо обращать внимание не на внешность, а на внутреннее содержание», и тут же добавляет: «Но все же я должна сказать, что с точки зрения диалектики, это не совсем правильно, ведь существует же единство формы и содержания, значит, надо обратить внимание и на внешность». Резонерство в норме возникает в сложной и эмоционально-значимой ситуации (напр., на экзамене J) и зачастую произвольно или полупроизвольно; в патологии же все строго наоборот: резонерство возникает вне зависимости от трудности заданий и эмоциональной нагруженности ситуации. Нет компенсаторной функции резонерства у больных, в отличие от нормы!

2. Эпилептическое резонерство. Иное, чем при шизофрении. Оно более сходно с резонерством нормальных людей: возникает в процессе диалога, компенсаторный характер. Отличие от нормы: выраженная потребность говорить с яркой аффективной окраской высказывания, с особой лексикой – морализаторство, нравоучение.

3. Органическое резонерство. Наиболее сходно с резонерством у здоровых людей: все адресовано партнеру, возникает в ситуации затруднений. Главная особенность: комментирующий характер; резонерство наблюдается вовне, вынесение в план громкой речи отдельных этапов выполняемой программы. Пр.: при выполнении пробы «Доски Сегена».

Понятие критичности носит в психиатрии неоднозначный характер; часто имеется в виду критичность к бреду, галлюцинациям и другим болезненным переживаниям. Особенно важен тот вид критичности, который состоит в умении обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями реальности. Нередко некритичность принимает особую форму, проявляясь в виде нарушений спонтанности поведения, инактивности. Подобное поведение мы часто наблюдали у больных с грубыми поражениями лобных отделов мозга. При поверхностном наблюдении эти больные производили впечатление относительно сохранных людей. Они усваивали предъявляемые им вопросы, были ориентированы в месте и времени, в общественных событиях, принимали участие в трудовых процессах, выполняли поручения, читали книги, запоминали прочитанное, слушали радио. Однако при ближайшем наблюдении можно было отметить неадекватность их поведения. Вслушиваясь в их беседы с родными, можно было установить, что больные правильно отвечали на вопросы, но сами их не задавали, не интересовались жизнью своих близких, не говорили о своих планах на будущее. Они сами не предъявляли жалоб, считали себя здоровыми, готовыми нести и дальше свои трудовые обязанности; лишь путем настоятельных опросов и бесед удалось выяснить, что у них имеют место головные боли и другие недомогания, которым они не придавали значения: «пустяки, поболит голова и пройдет», «чувствую некоторую слабость, отлежусь недельку и могу обратно пойти на фронт» — подобные фразы были частыми их высказываниями. Соматическое состояние этих больных часто было хорошим.

Читайте также:  Признаки паразитов у детей 2 лет

Утеря целенаправленности мышления ® поверхностность, незавершенность мышления; мышление перестает быть регулятором действий человека.

С.Л.Рубинштейн: только в процессе мышления, при котором субъект более или менее сознательно соотносит результаты мыслительного процесса с объективными данными, возможна ошибка и что «возможность осознать ошибку является привилегией мысли».

В психопатологии критичность – критичное отношение к бреду, галлюцинациям, к другим болезненным переживаниям.

У Зейгарник: критичность – умение обдуманно действовать, проверять и исправлять свои действия в соответствии с объективными условиями.

Методика классификации. Выделяется особая группа ошибок – бездумная манипуляция предметами. Не дослушав инструкцию, больные начинают раскладывать карточки по произвольным группам. 60% прогрессирующий паралич, 20% травма, 11% сосудистые заболевания. При указании экспериментатора, что группы должны быть по смыслу, а карточки – подходить друг к другу ® делает правильно. Не замечают ошибок. Если их указать, не исправляют. Пример: больной считал возраст своей дочери. Она оказалась на два года моложе его. На это он сказал: «Все может быть». Больные легко соглашаются с абсурдными суждениями; легко и бездумно подчиняются предложениям другого человека. Жалоб не высказывают, недостатков не замечают, не тяготятся пребыванием в больнице. Не строят планов. Деятельность больных характеризуется отсутствием самоконтроля, безразличным отношением к тому, что они делали. Такое отношение к окружающему, к своему Я являлось причиной их измененного поведения, изменяло самый характер больных. Проявления их глубокого личностного уплощения – безответственность, беззаботность, небрежность. (Отмечено в трудовой деятельности). Их мышление не направлено на объект деятельности, нет заинтересованности в решении задач, в оценке.

Лурия: действия лобных больных не подчинены внутреннему мотиву, происходит отщепление действия от его мотива. Целенаправленность мышления требует осознания самого себя. Только при наличии такого осознания становится возможной критическая оценка своих действий и мыслей. Критическое поведение является наиболее высокой и совершенной формой поведения. Оно предполагает понимание окружающего в его истинных связях и отношениях, целенаправленность действия, возможность самоконтроля и рационального руководства своим поведением при достижении этих целей. Некритичное поведение может появляться у больных с нарушением сознания, из-за аффективного изменения, у расторможенных больных.

У исследовавшихся больных был другой генез некритичности. Их бесконтрольное поведение обуславливалось отсутствием отношения к работе, к своим возможностям, к оценке результатов своих действий, т.е. было проявлением глубокого нарушения личности.

психология для всех и каждого

  • Главная
  • О нас
    • История
    • Команда
  • Новости
    • Сайт
    • Пресса
  • Дети
    • Стихи детей
    • Рассказы детей
    • Рисунки детей
  • Студенты
    • Лекции
      • Позитивная психотерапия
      • Психодиагностика
      • Психология семейных отношений
      • Перинатальная психология
      • Психосоматика
      • Патопсихология
      • Нейропсихология детского возраста
      • Нейропсихология
      • Анатомия и физиология детского организма
    • Рефераты
      • Психология
    • Курсовые
      • Психология
    • Билеты
      • Общая психология
      • Клиническая психология
      • Педагогическая психология
      • Философия
      • Психодиагностика
    • Дипломы
      • Психология
    • Аспирантура
      • Лекции
        • История науки
      • Билеты
        • Общая психология
        • Философия
    • Статьи
  • Взрослые
    • Родителям
      • До рождения
      • Дети от 0 до 1 года
      • Дети от 1 до 3 лет
      • Дети от 3 до 7 лет
      • Дети от 7 до 11 лет
      • Дети от 11 до 14 лет
      • Дети от 14 до 18 лет
      • Для всех
    • Калейдоскоп
  • Ссылки
  • Поиск
  • Skip to content

1. Операциональный компонент мышления:

  • Снижение уровня обобщения. В суждениях доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях. Оперирование общими признаками заменяется конкретными связями между предметами. Не доступна классификация или создают большое количество мелких групп на основании конкретного смысла между ними. Не могут усвоить смысла задания. Больные часто подходят к данным заданиям изображения предмета с позиции жизненной пригодности. Эпилепсия, органические поражения головного мозга, олигофрения.
  • Искажение процесса обобщения. Суждения больных отражают лишь случайную сторону явлений, а не существенные отношения между предметами. Появляется феномен резонерства, который еще называют бесплодное мудрствование. Больные уходят от содержательной стороны явления, а оперируют их латентными признаками. В экспериментах Больные сближают признаки, которые не соответствуют в реальности. Шизофрения.

2. Динамический компонент мышления:

  • Непоследовательностьсуждений. Неусточивость способа выполнения задания. Происходит сбой, а затем опять приходит в норму. Невнимательность из-за колебания работоспособности. Логические связи подменяются случайными. Образование одноименных групп. Органические поражения головного мозга, МДП, черепно-мозговые травмы.
  • Лабильность мышления. Скачка идей. Стойкий характер нарушений. При указании на ошибку могут ее исправить. Возникающие ассоциации носят хаотический характер и не оттормаживаются. При ассоциативном эксперименте Больного просят написать 60 слов. Напишет очень быстро. Если просят ответить на слово ассоциацией, они будут не верны. Больному тяжело выполнить инструкции. Скачка идей поверхностна и смысл присутствует. Маниакальные состояния.
  • Откликаемость. Утрированная форма неустойчивости способа выполнения работ. Легкая отвлекаемость Больного, неспособность удерживать ход мышления в установленном направлении. Реагируют на любой раздражитель. После того как отвлекся тяжело вернуться к предыдущему заданию. «Полевое» поведение. Теряется целенаправленность Деятельности. Мыслительные операции доступны. Сосудистые заболевания, черепно-мозговые травмы.
  • Инертность мышления. Заключается в инертности связей прошлого опыта и выражается в том, что Больные не могут менять выбранного способа работы, менять свои суждения. Не могут переключаться с одного вида Деятельности на др. Стремление отразить все сразу. Тяжело спровоцировать изменить свое мнение и не видят возможности др. Эпилепсия, органические поражения головного мозга.
  • Соскальзывание. Больной неожиданно сбиваются с правильной мысли на ложную ассоциацию, а затем Больной вновь способен на правильный ход рассуждений, не повторяя допущенную ошибку, но и не исправляя ее. Сосудистые больные.

3. Мотивационный компонент мышления:

  • Разноплановость мышления. Суждения Больного о предмете протекают в разных плоскостях, происходит переплетение, одновременное сосуществование разных аспектов суждения Больного. В результате выводы Больного не направлены на правильное представление о явлении или предмете. Больной не удерживает цель разговора или задания. Имеются случайные ассоциации, элементы воспоминаний, желаний. Шизофрения.
  • Разорванность мышления. Не старается донести какую-либо информацию. Предложения не имеют смысла, хотя правильно грамматически оформлены. Суждения теряют связанный характер, Больной говорит независимо от присутствия кого-либо. 1) В длительных высказываниях Больного отсутствуют рассуждения. Больные произносят ряд фраз, но там нет содержательной части. 2) Отсутствие определенного объекта мыслей Больного. 3) Больные не заинтересованы во внимании собеседника, они не выражают в своей речи отношения к другим людям, отсутствует функция общения речи. Ослабление ассоциаций. Характер речи нестандартный, паралогичный. При отсутствии смыслового компонента грамматическая сторона речи не нарушается. Шизофрения.
  • Резонерство. Склонность к бесплодному рассуждательству, мудрствованию. Заключается в потере предмета рассуждения, использовании побочных признаков для выведения умозаключения. Абстрактный характер всей речи Больного. Стремление подвести любое явление под какую-нибудь концепцию. При шизофрении – учит жить других. Моралист. Компенсирует какой-либо неуспех. Органическиепораженияголовногомозга – компенсация при несправлении с какой-либо ситуацией. Внесение в план громкой речи всех совершаемых интеллектуальных действий. Эпилепсия – вязнет в деталях.
Читайте также:  Болят подвздошные кости и поясница

4. Нарушение критичности.

Критичность у Больных исчезает. Следствие выпадения контроля за своими действиями. Больные могут бездумно соглашаться с абсурдными суждениями, соглашаются с суждениями другого человека. Больные часто не замечают своих ошибок, а при указании на ошибки их не исправляет.

Разорванность мышления является, по мнению большинства исследователей, одним из наиболее типичных для шизофрении расстройств его. Есть, однако, и иная точка зрения. Так, К . Schneider (1962) считал разорванность малодифференцированным признаком и не относил ее к симптомам I ранга при шизофрении. Разорванность или крайне трудно дифференцируемые с ней расстройства мышления иногда обнаруживаются при органических поражениях головного мозга.

Для обозначения этого типа расстройств мышления пользуются также термином «бессвязность», однако понятие бессвязности применяется в отношении расстройств мышления другого генеза — говорят о бессвязности маниакальной, аментивной. Поэтому предпочтительнее использовать термин «разорванность», традиционно принятый в психиатрии со времен Е. Kraepelin. В равной мере нельзя считать удачным обозначение высокой степени разорванности термином «инкогеррентность», который, как правило, определяет состояние мышления при аменции.

Разорванность относится к наиболее выраженным расстройствам мышления при шизофрении. Клинически она проявляется в неправильном, необычно-парадоксальном сочетании представлений. Отдельные понятия вне всякой логической связи нанизываются друг на друга, мысли текут вразброд. Разорванность мышления отражается в речи, поэтому говорят и о речевой разорванности. Разорванная речь лишена содержания, хотя вследствие сохранения грамматических связей между отдельными элементами фраз кажется внешне упорядоченной. Поэтому разорванность определяется как семантическая диссоциация при известной сохранности синтаксической стороны речи. Грамматический строй речи нарушается в тех случаях, когда разорванность достигает крайней степени выраженности, при этом страдает и логическое построение речи, и ее синтаксическая структура.

К. Займов (1961) писал о возможности выделения показателя степени разорванности, определяемой количеством смысловых разрывов на 100 слов.

Сохранность синтаксической формы речи не дает, однако, оснований говорить об отсутствии грамматических расстройств вообще. Страдает фонетическая сторона речи — замена звуков, появление неправильных ударений, искажение интонаций, модуляций голоса (все это нередко воспринимается как проявление манерности). К грамматическим нарушениям речи при разорванности надо отнести и деструкцию слов, появление неологизмов. На фоне нарастающей фрагментарности речи появляются нелепые искажения обычных слов, бессмысленные словообразования, конгломераты обломков слов: « капитаран», «будздарет», «руп таль», «трамволь». В известной мере такого рода неологизмы, чаще всего бессистемные и лишенные смыслового значения, внешне напоминают литеральные парафазии у больных с моторной и сенсорной афазией, однако существуют четкие различия, помогающие правильно квалифицировать эти речевые расстройства. Такого рода пассивные (в понимании J. Seglas, 1892) неологизмы отличаются большой нестойкостью, вариабельностью.

К. Kleist (1914, 1923, 1925, 1934, 1959) сближал расстройства речи при шизофрении с явлениями моторной и сенсорной афазии, а неологизмы — с парафазиями. Так, при кататонических состояниях К. Kleist чаще всего находил обеднение запаса слов, аграмматизм, характерный для лобной локализации поражения. При параноидной шизофрении автор наблюдал преимущественно парафатические расстройства, напоминающие литеральные парафазии, проявления височного параграмматизма, патологическое словообразование, напоминающее сенсорную афазию. Явления жаргон-афазии, наблюдающиеся при резко выраженной сенсорной афазии, он идентифицировал с шизофазией. Это, очевидно, сыграло известную роль в возникновении утверждения Ф. И. Случевского (1975) об органически-церебральном генезе шизофазии. Психоморфологические воззрения К. Kleist особенно отразились в попытке связать паралогию, которую он рассматривал как очаговый симптом, с поражением области коры большого мозга на стыке затылочной и височной долей слева.

Н. П. Татаренко (1938) собрала большой клинический материал о нарушении употребления и новообразованиях слов при шизофрении. Она описывает фонетическую и семантическую замену слов, сгущение и неправильное образование их, простое искажение. Автор указывала, что существует лишь формальное сходство этих, афазиеподобных, по ее определению, расстройств речи у больных шизофренией с парафатическими и афатическими расстройствами. М. С. Лебединский (1938) четко разграничил с помощью клинико-психологических критериев шизофренические и афатические расстройства речи.

В отличие от литеральных парафазии расстройства речи при шизофрении не зависят от ситуации речевого общения, речь больных лишена целенаправленности. При афазии больной стремится заменить искаженное слово правильным, своей мимикой он обращает внимание собеседника на допускаемые им в речи ошибки и трудность, невозможность для него их исправления. Элементы афатической речи, несмотря на их дефектность, подчинены смысловой задаче, тогда как разорванная речь больного шизофренией демонстрирует преобладание формальной стороны слова, его фонетической структуры при наличии выраженной не дост аточности смысловой, семантической стороны речи.

Диагностически важным является то обстоятельство, что разор ваннос ть мышления проявляется у больных даже при отсутствии собеседника, при ничем извне не вызываемой спонтанной речи (симптом монолога).

Разорванность обычно отражает остроту течения шизофренического процесса. В начале заболевания она отмечается при наличии общего психомоторного возбуждения. По мере нарастания психического дефекта разорванность также претерпевает изменения — речь становится более фрагментарной, в ней выявляются и приобретают все большее значение стереотипии.

Особенно легко разорванность выявляется в письменной речи больных. Очевидно, это объясняется тем, что письменная речь является более сложным образованием (в ее осуществлении участвует большее количество звеньев функциональной системы речи) и относительно позже приобретаемой в онтогенезе формой речевого общения. Нередко разорванность в письме сопровождается симптомами нарушения моторного компонента письма, обращают на себя внимание витиеватая манерность почерка, склонность больного к довольно стереотипным украшениям, завитушкам, какое-то особое тонирование элементов букв. Так, буква исполняется без нажима, тонкими линиями, а отдельные ее компоненты удваиваются параллельными линиями и т. п.

Разорванность не является стабильным симптомом. Степень ее выраженности у больного может меняться, и без лечения она может исчезать при спонтанной ремиссии. Еще более явной стала ее обратимость в связи с применением в психиатрической практи ке нейролептических средств. Ку рабельность разорванности под влиянием этих препаратов подтверждает мнение о том, что этот вид патологии мышления не обусловлен, как думали раньше, органически-деструктивными изменениями.

Читайте также:  Эффективное лечение трофических язв на ногах

Приводим пример разорванности мышления.

«Ей-богу, убью первого озверелого бандита святого Владимира из Киевского монастыря и, ей-богу, убью озверетого бандита священника Николая из города Чебоксарского собора. Христа ради, прекратите насмерть отравлять меня, будущего свят ого Василия Ананьевича Кафтан ника (имя, отчество и фамилия не принадлежат больному!) со своей буд ущ ей семьей Александр, Варвара и Екатерина и четыре из детдома как Мокеев Михаил Егорович регент русского хора наизусть на четырех голосах этих вышеуказанных озверелых святых бандитов Владимира и Николая живьем сжечь миллиард святых крестов» (далее три страницы заполнены крестиками).

Здесь помимо разорванности отмечается и стереотипное повторение отдельных выражений, оборотов, представлений.

По степени выраженности разорванность также не является однородным психопатологическим феноменом. Начальные проявления разорванности мы видим в соскальзывании мысли, проявляющемся при переходах от одного представления к другому вне естественных логических связей. При нерезкой выраженности расстройств мышления соскальзывания носят эпизодический характер и обнаруживаются на фоне формально правильных суждений. Так, больная шизофренией в письме задает целый ряд вопросов, совершенно оторванных от реальной ситуации и резонерских по своей постановке, отражающих совершенно необъяснимый переход от одного понятия к другому:

«Кто я? Кто ты? Кто они? Кто мы? Что такое счастье? Почему растет трава ? Зачем нужно солнце? Где находится луна? Почему она жидкая? Я хотела сказать — вода. Спаси меня, пожалуйста, если ты знаешь, что такое вечность. Что бы еще такое спросить? »

Крайняя степень разорванности обычно определяется как «словесный салат» («словесная окрошка»), речь при этом состоит из совершенно бессмысленного набора ничем не связанных слов и стереотипии. Неправомерно отождествление «словесной окрошки» с шизофазией.

Шизофазия — своеобразное проявление мыслительно-речевых расстройств при шизофрении, близкое к разорванности. Ее феноменологическое и клинико-нозологическое положение до сих пор остается дискуссионным. Е. Kraepelin (1913) считал, что шизофазия — особая форма шизофрении, при которой речевая бессвязность, разорванность и совершенно непонятная речь контрастируют с упорядоченностью, известной доступностью и относительной интеллектуальной и аффективной сохранностью больных, их несколько лучшей, чем при других формах заболевания, работоспособностью. Характерны повышенная речевая активность, «речевой напор», «наплыв слов». Еще более выражен, чем при разорванности, симптом монолога, характеризующийся поистине речевой неистощимостью и совершенным отсутствием потребности в собеседнике. Нередко монолог возникает даже без предшествующей обр а щенной к больному речи собеседника. Симптом монолога обычно рассматривается как проявление аутистической позиции больного шизофренией, утрачивающего всякую потребность в общении с окружающими. Ф. И. Случевский (1975) подчеркивает, что многоречивость больных шизофазией не зависит от степени общего психомоторного возбуждения. Описаны единичные случаи своеобразного проявления шизофазии только в письме (шизография). Так же, как и разорванность, шизофазия часто обнаруживается в письменной речи раньше, чем в устной.

М. О. Гуревич (1949), придерживаясь в основном концепции Е. Kraepelin о шизофазии как о редкой, недостаточно еще изученной форме шизофрении, в то же время отмечает возможность ее развития в хронической стадии шизофрении, когда она сменяет другие синдромы, чаще кататонические. М. Ш. Вроно (1959) рассматривает шизофазию как вариант течения параноидной шизофрении, тогда как разорванность, по его мнению, является признаком кататонического расстройства мышления.

Представляется наиболее аргументированной точка зрения А. С. Кронфельда (1940), считавшего, что разорванность и шизофазию сближает наличие так называемого динамического компонента (психомоторно-кататонических динамизмов), играющего важную роль в формировании клинической картины заболевания. Синдром шизофазии А. С. Кронфельд понимал как результат кататонической активности речевой моторики при шизофреническом распаде мышления. К психомоторно-кататоническим динамизмам относятся персеверации и стереотипии, шперрунги, манерность, негативизм, итерации, автоматизмы. Однако одних психомоторно-кататонических расстройств недостаточно для возникновения синдрома шизофазии. Для этого необходимо наличие шизофренического распада мышления, включающего по А. С. Кронфельду, диссоциацию мышления, динамическое влияние шизофренического аффекта, параноидных структур.

Шизофазия редко встречается в психиатрической практике, особенно в последн ие годы, что можно связать с па томорфозом клинической картины заболевания вследствие широкого применения нейролептических средств. По данным Ф. И. Случевского (1975), разорванность мышления (автор пользуется термином «атактическое мышление») отмечалась у 27,5 % наблюдаемых им больных, а шизофазия — только у 4 %.

Явления соскальзывания и разорванности мышления обнаруживаются при клиническом обследовании больного и в условиях патопсихологи ческого эксперимента. Б. В. Зей гарник (1962) указывает, что выявить соскальзывание можно лишь у сравнительно сохранных больных, когда оно еще не перекрывается более грубыми расстройствами мышления. Патопсихологически соскальзывание определяется как временное снижение уровня мыслительной, деятельности — верно выполняя какое-либо задание, адекватно о чем-либо рассуждая, больной внезапно сбивается с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, часто по «слабому», «латентному» признаку, а затем вновь способен продолжать рассуждение последовательно, но не исправляя допущенной ошибки. При этом обычно степень трудности выполняемого задания не имеет значения (В. М. Блейхер, 1965). Следует отметить, что при исследовании мышления у больных шизофренией мы сталкиваемся с неприменимостью к ним обычно складывающейся у психиатра или психолога шкалы трудности, сложности выполняемых заданий. И это естественно, так как, создавая для себя такую шкалу, мы руководствуемся главным образом трудностью этих заданий для психически здоровых и лиц, обнаруживающих интеллектуальную недостаточность различной степени. У больных шизофренией с присущими им нарушениями избирательности объектов мыслительной деятельности (признаков предметов и явлений, мнестического запаса) эти критерии оказываются совершенно иными, их нельзя анализировать как понятные.

Обнаруживаемые при психологическом исследовании у больных шизофренией соскальзывания не связаны с усталостью, не обусловлены повышенной истощаемостью. Они не поддаются коррекции в процессе исследования. Даже после объяснения, как следовало бы выполнить задание, больной по-прежнему отстаивает свое решение, приводя резонерские, паралогические мотивировки.

Разорванность мышления рассматривается как проявление патологии его целенаправленности (А. А. Перельман, 1957; Б. В. Зейгарник, 1962). Б. В. Зейгарник видит в разорванности крайнюю степень разноплановости, заключающейся в том, что суждения больного о каком-нибудь явлении протекают в разных плоскостях, как бы в разных руслах. Помимо играющего важную роль в диагностике разорванности отсутствия понятных связей между отдельными элементами высказываний больного Б. В. Зейгарник считает значимыми такие критерии, как независимость речи больного от присутствия собеседника (уже упоминавшийся симптом монолога), отсутствие логики, невозможность обнаружить в речи больного объект мысли, незаинтересованность его во внимании собеседника. Наличием перечисленных моментов и объясняется то, что речь больного при разорванности перестает выполнять функцию об щ ения и становится совершенно непонятной окружающим.

Ссылка на основную публикацию
Раздражительность при депрессии
Подростковый возраст является этапом жизни, который сопровождают многочисленные физические, эмоциональные, психологические и социальные изменения. Нереальные учебные, социальные или семейные ожидания...
Развитие околоносовых пазух у детей
Для покупки документа sms доступом необходимо ознакомиться с условиями обслуживания ВНИМАНИЕ! Услуга для абонентов NEO, Tele2 временно недоступна ВНИМАНИЕ! Услуга...
Развитие органов мужской половой системы
В отличие от женщин, у мужчин большая часть репродуктивной системы вынесена наружу и находится вне полости таза. Существует забавная теория,...
Раздробленная лодыжка
Сломала со смещением (с ребенком на снегакате на кочку наехали), врач под местным наркозом вправлял, и накладывали гипс. Через три...
Adblock detector